вторник, 24 апреля 2012 г.

Информационные войны и современные технологии

Информационные войны — что это такое? В какой мере интернет является оружием в информационных войнах?  Что России необходимо сделать для усиления информационной безопасности? На эти и другие вопросы в прямом эфире "Сетевого дозора" отвечает Игорь Николаевич Панарин — политолог, декан Дипломатической Академии МИД России, кандидат психологических наук, доктор политических наук, академик Академии Военных Наук. Ведущий программы Аркадий Бейненсон.


 - Когда возник термин "информационная война"?
- Я могу сказать, что, по сущности, информационная война велась всегда. И вот  вам пример Трои, когда Одиссей придумал схему с Троянским конем. С помощью именно этого Троянского коня греки  смогли Трою взять.  Но с появлением средств массовых коммуникаций, газет, радио, телевидения, конечно, изменилось информационное пространство, в том плане, что информация стала доставляться быстрее, чем 1000 лет назад.
Касаясь термина — он появился впервые в 1967 году. Но не как термин, а как словосочетание. И употребил его знаменитый всем нам господин Аллен Даллес. Он написал книгу, которая называлась "Тайная капитуляция". Она была посвящена событиям фильма "17 мгновений весны".  И вот Даллес написал, что для того, чтобы осуществить наши цели Соединенных Штатов Америки мы использовали методы различные против фашистской Германии, в том числе и информационной войны. Но он не дал самого определения.
Затем в 1976 году американский инженер Томас Рона также использовал как словосочетание, касаясь уже технической составляющей. И лишь в 1985 году впервые в Китае дали большое определение, что такое информационная война. Следующий шаг очень большой. В 91 году США напали на Ирак. Была так называемая операция "Буря в пустыне" .На основании этой операции они проанализировали все свои информационные действия. И в 92 году была выпущена специальная доктрина комитета начальников штабов, которая так и называлась "Информационная война".
Что касается России. В 95-м году в России появляется статья, с которой начинается большая дискуссия российских экспертов. Она называлась так -"Информационное оружие страшнее ядерного". В этот период я активно участвовал в методологической разработке самого термина, самой концепции. И в 97-м году защитил диссертацию,в которой  впервые в мировой науке я выделил две составляющих информационной войны. Это — техническую и психологическую составляющую. Причем, с моей точки зрения, психологическая составляющая более важная, более мощная. С того момента времени эта терминология  внедрена в России, в доктрине информационной безопасности в самих же США. В 98 году они приняли так называемую доктрину информационных операций. Причем эти операции, по их терминологии информационной войны, могут проводиться не только в военное, но и в мирное время. Таким образом, ведущие страны мира,  используют термин информационная война достаточно активно. Можно для людей, кто не знаком с теоретическими подходами, сделать такое определение, что информационная война — это контроль информационного пространства. И навязывание своих комментариев, выгодных для решения экономических, политических и иных целей. И защита от комментариев и других данных другой стороны. На примере геноцида в Южной Осетии мы видим как раз, как активно применялись методы информационной войны, в том числе и в сети Интернет. И в этом смысле этот конфликт на Кавказе, с моей точки зрения, первый полномасштабный конфликт информационной войны с единой терминологией в глобальном мировом информационном пространстве.

- Как неоднократно отмечалось, термин "информационная война"  всплыл за последние несколько недель в заголовках СМИ. Это означает, что "информационная война" со времен "холодной войны" не велась или она просто находилась в таком вялотекущем состоянии?
- Прежде всего, если рассмотреть в холодный период взаимоотношения между США и Советским Союзом, то во многом часто шла речь о несколько других терминах. Это идеологическая борьба или война, психологическая война или борьба. И вот только лишь после развала Советского Союза стал активно внедряться термин "информационная война". Я бы сравнил это, прежде всего с тем, что активно стала развиваться сеть Интернет. Мы как раз говорим о сети. Я напомню, что предыстория сети Интернет — это сеть  ARPANET от министерства обороны США. В 91 году, как считается большинством экспертов, с появлением электронной почты появился собственно Интернет. Посмотрим российскую статистику: 94 год — 200 тысяч пользователей, 2002 — десять миллионов. А теперь смотрим вот нашу реальность — 40 миллионов пользователей. Мы видим, что за шесть лет, с 2002 года в четыре раза выросло число пользователей, оно составляет уже сегодня почти 30 процентов населения России. Как правило, это наиболее молодые, образованные люди в возрасте от 17 до 35 лет. Такая же картина и в других странах. Здесь характернейший пример - Китай. 99 год — полтора миллиона, а сегодня Китай уже обошел, вот на 1 июля 2008 года по числу пользователей, Соединенные Штаты Америки, и уже более 260 миллионов пользователей. Тем самым Интернет дает возможность быстрой и мгновенной переброски информации огромному количеству пользователей. По разным экспертным данным уже, естественно, более одного миллиарда пользователей сети Интернет. А если отбросить слабо развитые регионы Африки, Азии, то, конечно, Америка Северная, Европа и Евразийский континент - здесь плотность развития Интернета очень большая. И вот в этом плане мне кажется, что эта война, реальная война, она была тщательно подготовлена и американскими специалистами, и специалистами европейских стран НАТО. Война на Кавказе ставила своей целью, по сути, развязать горячую войну сначала против югоосетинского и абхазского народов, а затем и против России. Но хорошо, что Россия действовала решительно, быстро, эффективно, активно, в том числе и в информационном плане. Хотя, конечно, напор был очень силен и у нас есть больше проблем в информационной сфере, чем в военной. Поэтому, подводя итог такому экскурсу историческому, хочется подчеркнуть, что именно глобальное развитие, с моей точки зрения, прежде всего сети Интернет, появление глобального количества индивидуальных пользователей, которые сами являются средствами информационного воздействия. Ведь именно в последние только два-три года активно стали развиваться блоги. То есть вот эта среда, по сути, стала развиваться буквально несколько лет назад. А последний военный конфликт был пять лет назад. Это оккупация Соединенными Штатами Америки территории Ирака. И мне кажется, что за этот период времени произошла такая бифуркационная точка в развитии сети Интернет.
Поэтому сегодня именно и Би-би-си, и Си-эн-эн, и "Голос России", и радио Франции — они все говорят на одном терминологическом языке , языке понятия информационной войны. Это означает вообще-то, что мы вступили в качественно иную сферу, которую я бы назвал информационно-навигационной цивилизацией.
Американская система GPS действует. Российская система ГЛОНАСС, я надеюсь,  скоро вступит в действие. Европейская система Галилео — это 2010 год. Тем самым, будут появляться новые возможности для моделирования информационного пространства и воздействия в конечном счете на отдельного индивида, который сидит за экраном компьютера и получает информацию часто противоречивую. И вот как добиться того, чтобы реальная правда о событиях трагических все-таки дошла не только до российских пользователей сети Интернет, до российских телезрителей, но и до стран Запада, прежде всего территорий Соединенных Штатов Америки? Это, конечно, задача ближайших месяцев, которую мы должны решить, естественно, потому что явно нарастает военное противостояние с блоком НАТО, с Соединенными Штатами Америки. И информационное противостояние будет только усиливаться.
- Я бы только сделал вот такую небольшую ремарку. Дело в том, что казалось бы наиболее продвинутое, наиболее высокотехнологичное средство массовой информации такое как Интернет в данном конфликте оказалось наиболее уязвимым. Ведь известно, что сначала конфликта на территории Грузии были отключены все Интернет-ресурсы с доменом ру. А чем вообще может грозит государству поражение в информационной войне. Это же не "горячая" война, не гибнут люди, не разрушаются дома?

- На самом деле как раз у нас есть характерный пример, поражение Советского Союза в информационной войне. Американцы и другие западные аналитики признавали, что Советская армия была более мощная. Она имела больше вооружений и обычных вооружений, ядерных вооружений. Пять танковых армий находилось на территории стран Варшавского договора. Это тысячи танков, которые были без единого выстрела выведены, практически уничтожены там. Это характернейший пример.
И в этом смысле слова есть другой пример — Куба, которая не обладала и не обладает таким геополитическим военно-политическим ядерным потенциалом, тем не менее она находится гораздо ближе к территории Соединенных Штатов Америки. Но умелое информационное противодействие позволило Кубе в тяжелейших условиях выстоять и сохранить единую государственную систему, по крайней мере, спустя 17 лет после развала Советского Союза. И вот этот опыт недооценки советским руководством информационного компонента развития очень важен для современной России. Один пример из истории.
Канал Си-эн-эн был создан в 1980 году. В 91 году развалился Советский Союз. Но было огромное количество ресурсов финансовых. Был целый идеологический отдел ЦК КПСС, и денег хватало. Но за 11 лет Советский Союз не только не создал аналогичного спутникового канала, более того не было предпринято даже попытки. Это как раз говорит о том, что высшие руководители Советского Союза жили еще в 30-40 годах, когда военная мощь была важнейшим фактором, более важным, чем информационная составляющая. Но после появления глобальных СМИ ситуация несколько изменилась. Американские генералы говорят, что победа в войне достигается только тогда, когда об этом сообщает Си-эн-эн. Если Си-эн-эн об этом сегодня не сообщает, то нет и победы.
 ОТ автора 7 января 2009 года
31 декабря 2008 года автор выступил с интервью CNN. Хочется подчеркнуть высокий профессионализм журналистов и руководства канала.

http://edition.cnn.com/video/#/video/world/2008/12/31/chance.russia.end.usa.cnn
Поэтому сегодня такова сложившаяся конфигурация, что, мы не можем доводить свою точку зрения о блестящих действиях наших войск. Но вообще вот возьмем варварское нападение в День открытия Олимпийских игр на мирных жителей -президент Грузии за несколько часов официально говорит, что спите спокойно, никаких боевых действий в ближайшее время не будет. И следуют такие варварские действия, ночная бомбардировка мирного города. И это ужасающий факт в день открытия Олимпиады, но затем, если мы посмотрим канал «Евроньюс», показывают кадры разрушенного Цхинвала и пишут, что это Гори после бомбардировок российской авиации. Вопиющий цинизм, с одной стороны. А с другой стороны, прием информационной войны, который используется против России.
Естественно, европейский обыватель видит картины действительно реальных ужасных разрушений, но ответственность за эти разрушения , якобы, как раз не на грузинской стороне, а на российской. Это и есть информационная война. Я бы даже сказал дезинформационная, потому что, то, что продемонстрировали за последние несколько недель августа глобальные мировые СМИ, прежде всего Си-эн-эн, Би-би-си, Евроньюс — это даже можно сравнить с геббельсовской пропагандой, потому что это наглая ложь, подмена понятий. Информационная война — это все-таки более тонкое понятие, где дезинформация занимает 5-10 процентов, а остальное — реальная информация. А речь шла о просто полной замене реальной информации недостоверной информацией. Или пример берлинской газеты,. Германия один из наших серьезных торговых партнеров. Газета печатает фотографию нашего премьер-министра Владимира Путина на фоне разрушений Цхинвали. Но подпись-то там другая. Что Владимир Владимирович Путин несет ответственность за разрушение грузинских городов. Вопиющий факт, это даже не искажение, а просто прямой наглый обман миллионов и сотен миллионов жителей не только Германии, но и всего мира. И вот это характерно для последнего этапа ведения информационной войны. И России в этом смысле необходимо делать  выводы для того, чтобы довести все-таки до западного общественного мнения  реальную картину того, что там происходило. И пример — в телеэфире американского канала, когда все-таки мужественная осетинская девочка захотела сказать правду, но ей просто не дали. Это еще одно подтверждение, что никаких независимых СМИ в США нет. И в этом смысле нам необходимо делать соответствующие выводы.
- Как одно из средств с помощью которых ведется информационная война, нуждается ли Интернет в ограничениях, например как в Китае?

-Я бы привел пример не только Китая. Вообще Китай очень много взял у французов. Очень мало об этом известно, что свою франкоязычную зону, на севере Африки французы именно защищают особыми методами от американского влияния. И Китай, в общем-то, эту схему взял. Я думаю, что в целом, Интернет должен быть свободной средой, но когда начинаются вооруженные конфликты, когда затрагиваются национальные интересы страны, то, безусловно, он нуждается в неком регулировании. Вот здесь какова степень этого регулирования? Это предмет обсуждения, я бы сказал, трех участников круглого стола. Это — прежде всего самых авторитетных представителей медиа, интернет-сообщества, которые реально разбираются. Представителей, но компетентных представителей, спецслужб, которые разбираются в информационном пространстве сети Интернет и способны говорить на одном языке с представителями медиасообщества. Ну и конечно, это представители наших органов, которые принимают законодательные решения, как ввести определенные ограничения на особые периоды, но одновременно не нарушив правила свободы перемещения информации. Это очень сложная процедура, но я уверен, что, по крайней мере необходимо начать экспертный диалог для того, чтобы выработать может быть, даже не юридические какие-то ограничения. На кризисные ситуации, я уверен, что это необходимо делать. Причем до начала кризисной ситуации, а война это суперкризисная ситуация, необходимы уже определенные алгоритмы, по которым должны действовать и спецслужбы и госорганы и представители медиасообщества. Безусловно, миллионы пользователей сети Интернет, их невозможно всех зарегулировать. Но когда ведущие члены экспертного медиасообщества, а, в общем-то можно не более сотни назвать, людей или мощных организаций, интернет-ресурсов, — то, я думаю, что они, как разумные люди, и как граждане своей страны способны совместно предложить какие-то схемы и мне кажется, что с учетом того, что Интернет будет главной средой, с моей точки зрения, информационной войны в ближайшие годы, эту работу необходимо начинать уже сегодня.
- Кого бы вы могли назвать союзником и противником России в информвойне?
- Противники у нас те же, что военные. К сожалению, сложилась коалиция. Она четко просматривается . К счастью для нас, в ней не очень много стран — США, это Украина, как не печально это звучит, но тем не менее это так, это страны Прибалтики и Польша. Вот пятерка стран, явных. Но сюда можно добавить, к сожалению, также Израиль. Потому что Израиль сам являлся жертвой геноцида. Еврейский народ и наличие 350 военных инструкторов в зоне конфликта и десятки беспилотных самолетов израильского производства. 15 только было сбито израильских самолетов-разведчиков над Абхазией и над Южной Осетией. И прямое участие, конечно, Израиля вот в этих военных действиях, вооружение агрессора новейшими вооруженными системами, это, конечно, показательный элемент. Мы понимаем, что Украина и Грузия не представляют из себя ничего в плане информационном, впрочем, как и Польша, и Прибалтика. Это, безусловно, Израиль. У него есть богатый опыт участия в вооруженных конфликтах, ведения информационной войны. И США. Но и чуть дальше стоит Великобритания. Неслучайно сейчас проявился министр иностранных дел Великобритании, кстати, внук одного из лидеров советской пропаганды. Вообще парадоксальные вещи происходят сегодня: министр иностранных дел Великобритании— прямой родственник одного из идеологов большевизма. И об этом тоже нужно говорить. Поскольку у нас своеобразный мир сегодня. И вот Британия является таким теневым координатором. Британию часто использует США в своих целях и ее тоже можно отнести к фронту войны, которая ведется против России. С нашими союзниками сложнее. Открыто выступил, кстати, с требованием к США, к Украине, Израилю, другим странам прекратить вмешательство на Кавказе это Иран. Жесткую пророссийскую политику заняла Турция, как бы было это не парадоксально. Самое интересное, что складывается такая совершенно удивительная конструкция геополитическая — это союз Ирана, Турции и России. Причем, я могу подчеркнуть, что Армения, она также имеет хорошие отношения с Ираном. И в этом смысле то, что произошло дважды, когда Турция отказалась пропускать украинские средства, на которых доставлялось вооружение в Грузию, затем две недели блокировала проход американских кораблей в Черное море, что само по себе,а Турция то Турция - член НАТО, вызывает уважение, визит премьер-министра Турции внезапный в Москву и поддержка наших действий. Это говорит о появлении региональных союзников в этом конфликте. Второе, это страны ОДКБ, завтра начинается саммит ШОС. Я надеюсь, что не только страны Шанхайской организации сотрудничества также поддержат Россию, но и Латинская Америка — Бразилия, Венесуэла, Куба и многие другие страны, и старая Европа. Обратите внимание, что все-таки в Германии и Франции, конечно, с приходом новых руководителей, отношение к России несколько изменилось не в лучшую сторону. Но, тем не менее, нам необходимо с этими странами налаживать более тесные отношения.  Испания, Италия, Греция, ряд других стран они заняли нейтральную позицию. Если учесть, что Чехия и Словакия даже выступили против агрессии Грузии, это говорит о том, что нам нужно больше работать с восточноевропейскими странами и, в общем-то, этот конфликт продемонстрировал всю степень изолированности США. Они смогли, по сути, привлечь к этой агрессии только страны, где руководителями являются либо прямые граждане США, либо, как у господина Ющенко, жена гражданка США. То есть, мне кажется, для России это ситуация продемонстрировала возросшую степень геополитического влияния на ход мировых событий и нам нужно только эту линию все-таки развивать и укреплять.
-Как бы Вы прокомментировали появившиеся в последние дни в заголовках западной прессы утверждения, что России удалось переломить в свою пользу ход военного конфликта, но она, якобы, проиграла войну информационную?
-Я бы сказал, что это, отчасти, правда. Но поражение только на западном информационном поле. То есть, мы не смогли добиться донесения своей точки зрения до Запада. Внутри страны население России полностью поддерживает. Наша задача- создать Совет по публичной дипломатии во главе с премьер-министром. Резко усилить, вернее даже не усилить, а создать новую систему внешнеполитической пропаганды, увеличив финансирование "Голоса России", "Раша тудей", создав новые средства, аналог некий для того, чтобы довести свою правильную точку зрения до стран Европы и Соединенных Штатов Америки.

27.08.2008

Источник - www.ruvr.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий