пятница, 24 августа 2012 г.

Взрывы жилых домов в России

Взрывы жилых домов — серия террористических актов в российских городах (Буйнакске, Москве и Волгодонске) 4—16 сентября 1999 года.
В результате терактов 307 человек погибли, более 1700 человек получили ранения различной степени тяжести или пострадали в той или иной мере.
Согласно приговорам судебных органов России, теракты были организованы и профинансированы руководителями незаконного вооружённого формирования Исламский институт «Кавказ» Эмиром аль-Хаттабом и Абу Умаром и осуществлены нанятыми ими группами северокавказских боевиков. Эти теракты были направлены на массовую гибель людей, с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти по ликвидации последствий нападения боевиков на Дагестан в августе 1999 года. В течение нескольких лет после совершения терактов подавляющая часть как организаторов, так и исполнителей терактов, была либо осуждена, либо убита в ходе спецопераций российских и грузинских силовых структур.

Согласно альтернативным версиям историка Юрия Фельштинского, бывших сотрудников ФСБ Александра Литвиненко, Михаила Трепашкина, политолога Андрея Пионтковского, взрывы были организованы ФСБ для поднятия рейтинга Владимира Путина и сплочения общества вокруг «силовиков».

Террористические акты.

Взрыв в Москве на улице Гурьянова.

8 сентября 1999 года в 23 часа 59 минут 58 секунд на первом этаже 9-этажного жилого дома № 19 по улице Гурьянова (район Печатники, юго-восток Москвы) произошёл взрыв. Два подъезда дома № 19 были полностью уничтожены. Взрывной волной были деформированы конструкции соседнего дома № 17.

По официальным данным, в результате взрыва погибли 100 человек, 690 человек получили ранения различной степени тяжести или пострадали в той или иной мере, получив моральную травму. Как было установлено взрывотехниками, мощность взрывного устройства составила 350 кг в тротиловом эквиваленте. Первоначальная экспертиза, проведённая на месте взрыва, показала наличие частиц тротила и гексогена. Через несколько дней дома № 17 и № 19 были уничтожены взрывотехниками, жители переселены в другие дома.

Позже в редакцию агентства «Интерфакс» позвонил неизвестный с кавказским акцентом, назвался представителем «Конфедерации освобождения Дагестана» и сообщил, что взрывы жилых домов — это месть за ведение боевых действий на территории Дагестана. В тот же день по телевидению был показан фоторобот Мухита Лайпанова, человека, взявшего в аренду помещение на первом этаже жилого дома, в котором произошёл взрыв. На 13 сентября был назначен день траура по погибшим при взрывах в Буйнакске и на улице Гурьянова.

После взрыва на улице Гурьянова участковые милиционеры Москвы стали проверять весь нежилой фонд на своих территориях. Участковым Дмитрием Кузововым в числе прочих был проверен дом № 6 корпус 3 по Каширскому шоссе. В этом доме был расположен мебельный магазин, который его владелец сдал в аренду человеку, представившемуся как Мухит Лайпанов, под склад сахара. При осмотре магазина Кузовов обнаружил мешки с сахаром, однако, поскольку он не знал, что террористы таким образом маскируют взрывчатку, то ничего не заподозрил. 12 сентября участковый пришёл к тому же дому с повторной проверкой, но в этот раз дверь магазина была заперта, а взламывать её в отсутствие владельца милиционер не мог. 13 сентября в этом доме произошёл мощный взрыв.

Взрыв в Москве на Каширском шоссе.

13 сентября в 5 часов утра произошёл взрыв (мощность — 300 кг в тротиловом эквиваленте) в подвальном помещении 8-этажного кирпичного жилого дома № 6 корпус 3 на Каширском шоссе. Из-за того, что дом был кирпичный, в результате взрыва он был полностью разрушен, почти все находившиеся в нём жильцы — 124 человека — погибли, 7 человек получили ранения различной степени тяжести, пострадали 119 семей.

Президент России Борис Ельцин вызвал мэра Москвы Юрия Лужкова и потребовал в течение суток проверить все жилые дома. После второго взрыва были приняты беспрецедентные меры безопасности в Москве и других городах не только России, но и ближнего зарубежья (Украина, Белоруссия), проверены все чердаки и подвалы. Жителями жилых домов в течение нескольких месяцев были стихийно организованы круглосуточные дежурства.

13 сентября руководитель одной из риелторских фирм узнал в фотороботе Лайпанова клиента, который снимал у них помещение под склад (на улице Борисовские Пруды, под 14-этажным жилым домом). Риелтор сообщил об этом в ФСБ. Правоохранительные органы обнаружили на этом складе 50 мешков со взрывчаткой общим весом 2,5 тонны и 6 запрограммированных таймеров. По словам риелторов, Лайпанов вышел на их фирму по объявлению в газете и 3 сентября заключил договор об аренде. Было установлено, что документами на имя Лайпанова (погиб в феврале 1999 года) пользовался карачаевец Ачемез Гочияев.

По сообщению «Полит.ру» 13 сентября, Шамиль Басаев отвёрг свою причастность к террористическим актам, «напомним, в выходные другой лидер моджахедов — Хаттаб заявил, что отныне воюет не только против российской армии, но и против всего российского народа».

14 сентября лидер радикальной исламистской организации «Ансар аш-Шариа» («Приверженцы шариата») Абу Хамза аль-Масри направил в редакцию газеты «Аль-Хаят» заявление, в котором выступил в поддержку взрывов жилых домов в Буйнакске и Москве. Он заявил, что эти взрывы являются «исламской местью русским за обстрелы гражданского населения в Чечне и Дагестане. Русские проводят подобную преступную политику уже многие годы, а весь мир закрывает глаза на то, как они унижают мусульман». По словам аль-Масри, «женщин и детей специально никто не убивает на войне», однако операции в России, в которых погибли женщины и дети, «являются единственной возможностью заставить неверных отказаться от их политики».

Взрыв в Волгодонске.

16 сентября 1999 в городе Волгодонск Ростовской области рядом с девятиэтажным жилым домом № 35 по Октябрьскому шоссе сдетонировал грузовик ГАЗ-53 со взрывчаткой. От взрывной волны была разрушена фасадная часть дома. Из завалов было извлечено 18 погибших, 1 человек умер в больнице, 89 человек госпитализированы, повреждено 37 близлежащих домов. Владелец взорвавшегося грузовика Аббаскули Искандер-оглы Искендеров, который в момент взрыва оказался у себя дома, а не в грузовике, утверждал что не знал о том, что в его грузовике находилось взрывное устройство. По словам Искендерова, трое выходцев с Кавказа купили у него этот автомобиль, загрузили в него якобы картофель, попросили его отогнать автомобиль к дому и подежурить в нём ночью, но в момент взрыва он отошёл домой погреться.

Расследования.

Официальное расследование.

Ход расследования.

9 сентября 1999 года по факту взрыва в жилом доме № 19 по ул. Гурьянова в Москве было возбуждено уголовное дело № 275209.

10 сентября 1999 года был проведён обыск по месту жительства гендиректора ЗАО «Делко-2» Марио Блюменфельда, сдавшего в аренду помещение в доме № 19 по улице Гурьянова, в котором произошёл взрыв. В ходе этого обыска были изъяты: тетрадный лист с текстом «ООО Бранд-2 Лайпанов Мухит Назирович», записная книжка с записями данных на Лайпанова М. Н. и договор от 5 сентября 1999 года между ЗАО «Делко-2» и ООО «Бранд-2» по аренде складского помещения в доме № 19 по ул. Гурьянова.

11 сентября 1999 года в московской гостинице «Алтай» были изъяты анкеты на имена Мухита Лайпанова и Дениса Сайтакова. Эти анкеты содержали сведения о том, что Мухит Лайпанов и Денис Сайтаков проживали в гостинице «Алтай» с 14 по 19 августа и с 30 августа по 1 сентября 1999 года.

13 сентября 1999 года у М. И. Ежова были изъяты диспетчерские журналы учёта грузоперевозок за июнь-сентябрь 1999 года. В журнале, изъятом у Ежова, имелась запись: «8/09 Бычок 37 9.00 Люблино 150 4+1 726-74-89 Михаил ул. Краснодарская д.70 База налево зелёные ворота охрана собаками — Печатники — Каширка; 35 577 Пруж, 750».

13 сентября 1999 года водитель ОАО «35 автокомбинат» А. В. Прушинский, осуществлявший перевозку мешков со склада по ул. Краснодарской на ул. Гурьянова и на ул. Борисовские пруды, показал сотрудникам милиции помещение в доме на ул. Борисовские пруды, куда выгружались мешки.

13 сентября 1999 года в ходе осмотра нежилого помещения, расположенного по ул. Борисовские пруды, дом № 16, корпус 2, были обнаружены и изъяты: 50 мешков с бирками «Сахар», в 38 из которых находилось сыпучее вещество серебристого цвета, а в 12 — сахарный песок; 13 предметов, похожих на электродетонаторы; 2 бухты детонирующего шнура; 6 коробок цилиндрической формы со световыми индикаторами красного цвета на боках коробок и выходящими из коробок двумя проводами, а также ряд других предметов и веществ.

16 сентября 1999 года в ходе осмотра склада по ул. Краснодарская, дом 70, были изъяты 76 мешков с самодельным смесевым аммиачно-селитренным взрывчатым веществом общим весом около 4109 кг.

17 сентября 1999 года в отношении Юсуфа Крымшамхалова и Тимура Батчаева были вынесены постановления об избрании меры пресечения — содержание под стражей.

19 сентября 1999 года в отношении Адама Деккушева было вынесено постановление об избрании меры пресечения — содержание под стражей. В тот же день Юсуф Крымшамхалов, Адам Деккушев и Тимур Батчаев были объявлены в розыск.

22 сентября 1999 года уголовное дело № 275209 было соединено в одно производство с уголовными делами, возбуждёнными по факту взрыва в жилом доме по Каширскому шоссе в Москве и в связи с обнаружением в доме по ул. Борисовские пруды в Москве взрывчатого вещества и компонентов взрывных устройств.

Выводы следствия.

По данным следствия, теракты были организованы и профинансированы руководителями незаконного вооружённого формирования Исламский институт «Кавказ» Эмиром аль-Хаттабом и Абу Умаром. Эти теракты были направлены на массовую гибель людей, с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти по ликвидации последствий нападения боевиков на Дагестан в августе 1999 года.

Ядро группировки боевиков, напавшей на Дагестан, составляли иностранные наёмники и бойцы «Исламской международной миротворческой бригады», связанной с «Аль-Каидой». Руководство велось из тренировочного лагеря Хаттаба в Чечне — «Исламского института Кавказ». Хаттаб был тесно связан с террористом Усамой бен Ладеном, осуществившим в числе прочего подрывы зданий американских посольств в Кении и Танзании в 1998 году и террористическую атаку на здания Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 года.

Взрывы в Москве и Волгодонске

Хаттаб и Абу Умар обратились к лидерам так называемого «мусульманского общества № 3», или карачаевского ваххабитского джамаата. Один из его председателей, Ачимез Гочияев, организовал из сподвижников диверсионную группу. Гочияев до 1997 года имел успешный бизнес в Москве в сфере строительства. В 1997 году он увлекся идеями ваххабизма. Из Москвы он возвратился в Карачаевск, затем прошёл обучение в лагере Хаттаба «Кавказ». Для руководства операцией Гочияев подходил идеально: имел боевые навыки и хорошо знал Москву.

Взрывчатку изготовили в Урус-Мартане на фабрике удобрений путём смешения тротила, алюминиевой пудры, аммиачной селитры и сахара. Оттуда её под видом сахара переправили на продуктовую базу в Кисловодске, которой заведовал дядя одного из террористов, Юсуфа Крымшамхалова. В город террористов пропустил сотрудник ГИБДД Станислав Любичев, который впоследствии был приговорён к 4,5 годам лишения свободы. На продовольственной базе террористы расфасовали взрывчатую смесь в мешки из-под сахара с логотипом Эркен-Шахарского сахарного завода. После того, как всё было спланировано, террористы организовались в несколько групп для перевозки взрывчатки в несколько городов.

В июле-августе 1999 года Гочияев и его напарник Сайтаков несколько раз приезжали в Москву, чтобы подыскать пригодные помещения для временного хранения взрывчатых веществ. В целях конспирации они сменили четыре гостиницы: «Измайлово», «Золотой колос», «Восход» и «Алтай».

30 августа 1999 года Гочияев оформил в Москве на имя Мухита Лайпанова, как генерального директора, фирму ООО «Бранд-2».

От имени сотрудника этой фирмы Гочияев, используя документы на имя Мухита Лайпанова, 31 августа арендовал помещение в доме на Каширском шоссе, закреплённое за ООО «ИНВА». 3 сентября он договорился об аренде помещения на улице Борисовские пруды с ЗАО «Ларс-Маркет», 5 сентября — на улице Гурьянова с ЗАО «Делко-2», 6 сентября — на Краснодарской улице с ООО «Трансервис».

31 августа 1999 года Хаким Абаев заказал водителю Н.Тишину, не осведомлённому о планах террористов, перевозку сахара в Москву. 4 сентября гружённая взрывчаткой фура «Мерседес-Бенц 2236», которой управляли Н.Тишин и его напарник, отправилась из Кисловодска в Москву. Хаким Абаев сопровождал фуру до автостоянки на МКАД. 7 сентября Абаев довёл фуру до склада на Краснодарской улице, который террористы выбрали своей временной базой.

7 сентября мешки перевезли со склада на Краснодарской улице в арендованное Гочияевым помещение на Каширском шоссе, а 8 сентября — в помещения на улице Гурьянова и на Борисовских прудах. Перевозка осуществлялась водителями, не осведомлёнными о планах террористов.

8 и 13 сентября 1999 года в Москве прогремели два взрыва. 13 сентября правоохранительным органам удалось обнаружить склад взрывчатки на Борисовских прудах.

13 сентября 1999 года житель Волгодонска Аббаскули Искендеров, не осведомлённый о планах террористов, на стоянке грузового автотранспорта в Волгодонске познакомился с А.Деккушевым, Ю.Крымшамхаловым и Т.Батчаевым, прибывшими в город на грузовике «КАМАЗ - 5320», загружённом «картофелем для продажи».

Кавказцы купили автомашину Искендерова «ГАЗ-53», объяснив, что она им нужна для развозки по рынкам Волгодонска картофеля, которого они привезли более 10 тонн. В этот же день кавказцы вручили Искендерову 300 долларов США и 2200 рублей обговорённой суммы, а тот передал им «ГАЗ-53». Оформить сделку купли-продажи автомобиля договорились 16 сентября. В этот же день «ГАЗ-53» был помещён ими на территорию автоколонны № 2070, где в будку «ГАЗ-53» была перегружена взрывчатка и установлено взрывное устройство, замаскированное картофелем россыпью.

15 сентября предварительно предупредив Искендерова по телефону, Деккушев заехал за ним на «Москвиче» домой и привёз в автоколонну. Якобы с целью экономии времени, Деккушев уговорил Искендерова на ночь поставить «ГАЗ-53» у его дома по Октябрьскому шоссе, с тем, чтобы около 7 часов утра 16 сентября перевезти картофель на рынок, а затем после его реализации оформить документы купли-продажи автомобиля. Заплатив в качестве вознаграждения Искендерову 70 рублей, Деккушев сопроводил его на «Москвиче» до места и, убедившись, что тот поставил автомашину «ГАЗ-53» напротив подъезда, попросил за ней присматривать, после чего уехал. С вечера до двух часов ночи жена Искендерова присматривала за стоящей у дома автомашиной, а после двух часов ночи 16 сентября, машину сторожил сам Искендеров, находясь в кабине. После пяти часов ему стало холодно, и он вернулся в квартиру.

В 05 часов 57 минут 16 сентября произошёл взрыв бомбы, находившейся в «ГАЗ-53».

Следующие лица были причастны к взрывам:

Взрывы в Москве:

Ачимез Гочияев (находится в федеральном и международном розыске)
Денис Сайтаков (убит в Чечне)
Хаким Абаев (убит подразделениями федеральных сил 30 мая 2004 года в ходе спецоперации в Ингушетии)
Равиль Ахмяров (убит в Чечне)
Юсуф Крымшамхалов (арестован в Грузии, 7 декабря 2002 года экстрадирован в Россию и приговорён к пожизненному заключению в январе 2004)
Адам Деккушев (арестован в Грузии, при аресте бросил в полицейских гранату, 14 апреля 2002 года экстрадирован в Россию и приговорён к пожизненному заключению в январе 2004)

Взрывы в Волгодонске:

Тимур Батчаев (убит в Грузии в столкновении с грузинской полицией при аресте Крымшамхалова)
Юсуф Крымшамхалов
Адам Деккушев

Взрывы в Буйнакске:

Иса Зайнутдинов (приговорён к пожизненному заключению в марте 2001)
Алисултан Салихов (приговорён к пожизненному заключению в марте 2001)
Магомед Салихов (арестован в Азербайджане в ноябре 2004 при попытке перехода государственной границы, экстрадирован в Россию, коллегией присяжных 24 января 2006 признан невиновным по обвинению в терроризме; признан виновным по другим связанным обвинениям, таким как в участии в противозаконных вооружённых формированиях и в противозаконном пересечении границы. Салихов признал, что перевозил из Чечни в Буйнакск груз по просьбе Хаттаба, но, по его словам, не знал, что это была взрывчатка.)
Зиявутдин Зиявутдинов (2 мая 2002 года арестован в Казахстане, экстрадирован в Россию, приговорён к 24 годам в апреле 2002)
Абдулкадыр Абдулкадыров (приговорён к 9 годам в марте 2001)
Магомед Магомедов (приговорён к 9 годам в марте 2001)
Зайнутдин Зайнутдинов (приговорён к 3 годам в марте 2001 и немедленно отпущен по амнистии)
Махач Абдулсамедов (приговорён к 3 годам в марте 2001 и немедленно отпущен по амнистии)

Большинство террористов были этническими карачаевцами, дагестанцами и арабами.

К 2011 году на свободе оставался только Ачемез Гочияев, который был объявлен в федеральный и международный розыск. Все остальные причастные к взрывам домов были арестованы либо убиты в ходе операций силовых структур на Северном Кавказе и в Грузии.

Доказательства связи террористов с Хаттабом и Абу Умаром.

Согласно показаниям Адама Деккушева, он в 1997 году приехал в Чечню для изучения основ ислама и находился в лагере «Кавказ» под руководством Хаттаба у села Сержень-Юрт, в учебном центре обучался владению оружием и взрывному делу и готовился воевать.
Согласно показаниям Юсуфа Крымшамхалова, после осуществления терактов он разместился в лагере Хаттаба в Сержень-Юрте, где встретил и других лиц, в том числе, и Адама Деккушева.
Согласно показаниям Магомеда Салихова, он перевозил груз из Чечни в Буйнакск по прямому указанию Хаттаба, но при этом не подозревал, что это была взрывчатка.
Согласно показаниям Кочкарова И. Н., в июле 1999 года он приехал в Сержень-Юрт Чечни в лагерь под командованием араба Хаттаба, где обучался владению стрелковым оружием и основам военной топографии. В 300-х метрах от основного лагеря находился небольшой обособленный лагерь, в котором готовили подрывников. Примерно 17-20 июля 1999 года он видел, как в тот лагерь заехали три «КамАЗа», в кузовах которых находилась аммиачная селитра. Вскоре на территории лагеря была сооружена мельница, которую закрыли брезентом, чтобы не было видно, что там делается. Несколько раз он видел, как из мельницы мужчины выносили какие-то мешки и относили их в лагерь подрывников. Примерно через неделю его пребывания в лагере Хаттаба он встретил там Ачимеза Гочияева и своего дядю Адама Деккушева, которые, поприветствовав его, ушли в лагерь подрывников.

Согласно показаниям Французова Т. К., в июле 1999 года в Москве по просьбе Ачимеза Гочияева — брата его жены, он передавал ему свой паспорт, на который тот снял номер на его фамилию в гостиничном комплексе «Измайлово» в корпусе «Гамма». В дальнейшем в этом номере проживал Ачемез Гочияев со своей женой Абаевой Мадиной. В сентябре 1999 года он приехал в Чечню и вступил в бандформирование Багаутдина Дагестани, базировавшееся у Урус-Мартане. На базе боевиков он встретил Гочияева, Марата Бостанова и Аслана Бостанова, а также Адама Деккушева, который возил на «КамАЗе» боеприпасы и боевиков. В октябре 1999 г. он и другие боевики переместились из-под Урус-Мартана в село Автуры, где базировалось незаконное вооружённое формирование араба Абу-Саида. В лагере Абу-Саида он познакомился с Юсуфом Крымшамхаловым, вместе с которым постоянно находился Тимур Батчаев. В селе Автуры приезжал на «КамАЗе» и Деккушев. В декабре 1999 года все боевики, в том числе и он, переместились под село Шатой. Деккушев также приезжал туда. На базе боевиков под Шатоем Гочияев очень часто общался с полевым командиром арабом по имени Абу Умар.
Согласно показаниям Деккушевой З. М., в 1997 году по настоянию мужа — Адама Деккушева, они с детьми переехали жить в Сержень-Юрт Чечни. Там муж работал водителем грузовой автомашины в Исламском институте «Кавказ», располагавшемся недалеко от села Сержень-Юрт на территории бывших пионерских лагерей.

Мнения об официальном расследовании.

По утверждению Скотта Андерсона, правительство приказало запечатать все следственные материалы ФСБ по делу на следующие семьдесят пять лет.

Бывший помощник Бориса Березовского Михаил Трепашкин утверждал, что дела о взрывах домов были «засекречены и спрятаны». По мнению Трепашкина, «закон гласит, что засекречивание материалов по делам, связанным с гибелью гражданских лиц, — это нарушение конституционных прав граждан».

По данным «Первого канала», 5 из 90 томов уголовного дела по взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске были секретными.

Комиссия Сергея Ковалёва.

4 апреля 2002 года по инициативе финансируемой Б.Березовским партии «Либеральная Россия» была создана «Общественная комиссия по расследованию обстоятельств взрывов домов в городах Москве и Волгодонске и проведения учений в городе Рязани в сентябре 1999 года». Главой комиссии стал депутат Госдумы Сергей Ковалёв.

По поводу одного из заседаний комиссии Центр общественных связей ФСБ заявил: «Мы не намерены участвовать в рекламной акции сомнительных людей, тем более вступать с ними в полемику».

В 2003 году секретарь комиссии Ковалёва правозащитник Лев Левинсон заявил, что в версии о причастности ФСБ к взрывам «ещё больше сомнений, чем в „чеченском следе“». Он отметил, что «многие выводы Фельштинского — Литвиненко основаны на предположениях. Подчас — весьма вольных». Левинсон заявил, что «комиссия изначально не ставила себе целью провести оперативное расследование», т. к. было понятно, что «мы не получим доступа к материалам уголовного дела, а проводить своё частное расследование нам не по силам. Да и незачем».

Суды.

Дело о взрыве в Буйнакске.

19 марта 2001 года Верховный суд Дагестана вынес приговор: Иса Зайнутдинов и Алисултан Салихов были приговорены к пожизненному заключению, Магомед Магомедов и Абдулкадыр Абдулкадыров — к 9 годам лишения свободы, Зайнутдин Зайнутдинов и Махач Абдулсамедов — к 3 годам лишения свободы.

9 апреля 2002 года Верховный суд Дагестана признал Зиявутдина Зиявутдинова виновным и приговорил к 24 годам лишения свободы.

Дело о взрывах в Москве и Волгодонске.

14 мая 2003 года Кисловодский городской суд приговорил бывшего милиционера Станислава Любичева к четырём годам лишения свободы. Любичев обвинялся в том, что за взятку обеспечил беспрепятственный проезд на территорию Кисловодска в технически неисправном состоянии автомобиля «Камаз», водитель которого не имел сопроводительных документов на перевозимый груз, в котором находилось самодельное взрывчатое вещество, замаскированное мешками с сахаром, и лично сопроводил его до складов «Реалбазы хлебопродуктов» (Кисловодск), на которой работал дядя одного из террористов. Позже с «Реалбазы хлебопродуктов» взрывчатка была доставлена в Москву и Волгодонск и использована для подрыва жилых домов.

12 января 2004 года Московский городской суд приговорил к пожизненному заключению Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова, обвинённых в совершении взрывов домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 года. Они были признаны виновными в совершении актов терроризма, убийств с особой жестокостью, в участии в незаконных вооружённых формированиях, незаконном изготовлении, хранении и перевозке взрывчатых веществ, покушении на убийство и незаконном пересечении границы. Крымшамхалов также признан виновным в покушении на терроризм и в даче взятки сотруднику ГАИ.

Осуждённые признали свою вину только частично. Деккушев заявил, что организаторы теракта заставили его действовать, одурманив наркотиками. Крымшамхалов заявил, что хотя и участвовал в изготовлении взрывчатой смеси, а также привёз взрывчатку в грузовике к дому в Волгодонске, но не знал о том, что она будет использована для теракта. Кроме того, Крымшамхалов признал, что переходил российско-грузинскую границу, находился на территории, которая контролировалась незаконными вооружёнными формированиями, и проходил обучение в лагере боевиков, но отрицал, что участвовал в боевых операциях.

В последнем слове подсудимые попросили у пострадавших прощение. «Часть горя и боли тех, кто пострадал, на мне — хотел я этого или не хотел. Я сочувствую этим людям. Я виноват, я извиняюсь», — сказал Крымшамхалов. Деккушев заявил, что стал жертвой религиозной пропаганды: «Меня просто продали за деньги».

8 июля 2004 года Верховный суд России оставил в силе приговор Мосгорсуда.

Неофициальные версии.

Версия Пола Хлебникова.

Как полагал журналист Пол Хлебников, наиболее вероятной версией является то, что взрывы были организованы чеченскими боевиками либо исламскими экстремистами, действовавшими от имени своих готовых к бою собратьев по религии. Он отмечал, что командир ваххабитов Хаттаб был связан с международным террористом Усамой бен Ладеном, а чеченские полевые командиры славились жестокостью по отношению к своему противнику: публично казнили российских военнопленных и гражданских заложников, отрезая головы охотничьими ножами и снимая все на видеоплёнку.

Версия Андрея Пионтковского.

Утверждения о причастности власти, ФСБ и Бориса Березовского к взрывам озвучивал в своих статьях оппозиционный политолог Андрей Пионтковский, позднее собравший статьи в книгу «За Родину! За Абрамовича! Огонь!». К аналогичным заключениям приходили другие аналитики.

Сторонники этой версии полагают, что взрывы домов осуществила ФСБ РФ, чтобы обеспечить оправдание ввода войск в Чечню, поднять рейтинг Путина, бывшего директора ФСБ, обеспечить его избрание президентом России. Избрание Путина, по мнению сторонников версии, обеспечило бы имущественную и личную безопасность при смене власти правившей группе, так называемой «Семье». Собственный интерес руководства ФСБ мог заключаться в усилении роли спецслужб. Некоторые аналитики увязывают со взрывами домов последующий ввод российских войск в Чечню, ликвидацию самопровозглашённой Чеченской Республики Ичкерия, а косвенно — также победу Путина на президентских выборах 2000 года.

Взрывы последовали за вторжением в Дагестан из Чечни вооружённых отрядов экстремистов. По мнению журналистки «Ле Монд» Софи Шихаб со ссылкой на анонимный источник, к финансированию отрядов экстремистов, напавших на Дагестан, был причастен Борис Березовский. В то же время в самой России шла острая борьба за будущую власть в преддверии выборов Президента России между окружением Б.Ельцина, поддерживавшим В.Путина как официального преемника Ельцина, и группой Лужкова-Примакова.

Согласно Пионтковскому и другим, взрывы являются составной частью так называемой операции «Наследник». Как считают сторонники версии, эта операция осуществлялась ельцинской «Семьёй» под общим руководством Б.Березовского и имела целью проведения Путина на пост Президента РФ. Как считают сторонники версии, схема должна была гарантировать «Семье» личную и имущественную неприкосновенность перед лицом возможных, ввиду смены власти, коррупционных расследований Сторонники версии придерживаются мнения, что вторжение чеченских боевиков в Дагестан также было устроено по сговору с «семейной» группировкой и являлось частью последовательного плана по развязыванию войны для поднятия рейтинга предполагаемого «наследника» (сначала Степашина, затем Путина).

Сторонники этой версии отмечали появившиеся в прессе утверждения о переговорах между Александром Волошиным и Шамилем Басаевым на юге Франции летом 1999 года накануне вторжения.

Отмечали также редакционную статью в принадлежащей Б.Березовскому «Независимой газете» от 12 октября 1999 г., где редактор Виталий Третьяков утверждает о популярном в Дагестане мнении, что «войну организовал Березовский». По мнению Третьякова, «чеченцев в Дагестан заманили», чтобы «получить законный повод для восстановления федеральной власти в республике и начала активной фазы борьбы против собравшихся в Чечне террористов», что «это была операция российских спецслужб (не путать ее со взрывами домов), причем политически санкционированная на самом верху», и что Березовский был использован спецслужбами втёмную. В ноябре 2002 года журналистка Софи Шихаб утверждала, что в сентябре 1999 года в редакцию газеты «Le Monde» позвонил неназванный «молодой французский предприниматель», входящий в окружение Березовского, и сообщил, что Березовский дал боевикам Басаева 30 млн долларов США и оружие. Масхадов обвинял Березовского в провокации войны и организации взрывов в интервью американскому журналисту Полу Хлебникову; при этом Масхадов полагал, что война организуется окружением Ельцина с целью введения чрезвычайного положения и отмены выборов. В другом интервью Масхадов заявил: «След надо искать в самой Москве, а организаторов — далеко за пределами России. Это силы, которые, разыгрывая чеченскую карту, хотят развалить Россию и установить свое влияние на Кавказе».

Березовский опроверг подозрение Пионтковского в соучастии в нападении на Дагестан. Сайт чеченских сепаратистов Чеченпресс также опроверг утверждения о встрече Ш.Басаева с А.Волошиным 3 июля 1999 года. Согласно этому сайту, 3 июля Басаев был одним из многих участников «Съезда страны» («Мехкан гулам»), проходившего на стадионе «Динамо» в Грозном. Басаев не мог быть во Франции и раньше, так как «все эти дни шла интенсивная подготовка к „Мехкан гулам“, и Шамиль Басаев был на виду у десятков и сотен людей, которые приезжали к нему и к которым он приезжал сам. И позже 3 июля он не мог быть в Ницце, так как занимался общественной работой в чеченской столице и районах, реализовывая достигнутые договоренности».

5 марта 2002 года, после эмиграции Березовского, представитель Генпрокуратуры РФ сделал заявление о причастности Березовского к финансированию чеченских террористов летом 1999 года. Прокуратурой были представлены свидетельские показания о том, что Березовский через своего партнёра Бадри Патаркацишвили и вице-премьера ЧРИ Казбека Махашева поставлял деньги на закупку оружия первому вице-премьеру ЧРИ Мовлади Удугову. Журналистам была представлена стенограмма показаний неназванного свидетеля, заявившего: «Мне известно, что в июле 1999 года в аэропорту Нальчика состоялась встреча Бадри с Казбеком Махашевым, Бадри привез деньги от Березовского для похода на Дагестан. Во время одной из встреч Бадри с Бауди Бакуевым, мне стало известно о том, что Березовский передал им около 30 миллионов рублей на эти цели…». Представитель прокуратуры сообщил, что если будет собрано достаточно доказательств, то Березовскому будет предъявлено официальное обвинение в финансировании террористов. Это обвинение так и не было предъявлено.

Согласно книге Е. Трегубовой «Байки кремлёвского диггера», вышедшей в 2003 году, потребность в «маленькой победоносной войне» как единственном возможном средстве для поднятия рейтинга «наследника» у команды, продвигавшей Путина, в августе 1999 года спрогнозировал руководитель Управления информации Правительства РФ, глава агентства РИА «Новости» Алексей Волин.

Сергей Степашин (в начале 1999 — глава МВД РФ) заявил в 2000 году, что после того, как 5 марта 1999 чеченские боевики похитили представителя МВД РФ в Чечне генерал-лейтенанта Геннадия Шпигуна, «стало ясно, что чеченский президент Аслан Масхадов не в состоянии самостоятельно бороться с террористами». Степашин отметил, что «все соседние республики страдали от постоянных набегов, грабежей и убийств, учиняемых чеченскими бандами». Степашин заявил, что «только летом, в июле, мы приняли решение занять территорию к северу от Терека». Предполагалось, что с этой территории спецподразделения будут совершать операции на всей Чечне с целью захвата главарей бандформирований. Терек должен был стать естественной границей. Степашин заявил, что ввод войск в Чечню произошёл бы, даже если бы нападений на Дагестан и взрывов в Москве не случилось. По мнению Степашина, президент ЧРИ Аслан Масхадов до нападения боевиков на Дагестан ещё мог спасти Чечню и предотвратить кровопролитие. По словам Степашина, он три раза встречался с Масхадовым и призывал его официально объявить Басаева террористом и бандитом. «После нападения на Дагестан руководители других кавказских республик тоже стали призывать Масхадова объявить Басаева и Хаттаба преступниками и объявить их вне закона. Аслан не сделал этого, тем самым, поставив крест на самом себе», отметил Степашин.

Версия А.Литвиненко, Ю.Фельштинского, Б.Березовского.

Согласно бывшему офицеру ФСБ Александру Литвиненко, историку Юрию Фельштинскому, олигарху Борису Березовскому, Владимиру Путину были выгодны взрывы жилых домов: для поднятия предвыборного рейтинга и обеспечения победы на президентских выборах, для создания благоприятного общественного мнения перед вводом войск в Чечню. В книге Александра Литвиненко и Юрия Фельштинского «ФСБ взрывает Россию» утверждается, что ФСБ произвела подрывы жилых домов с ведома Владимира Путина и Николая Патрушева.

Эта версия не отрицает то, что карачаевцы Деккушев, Крымшамхалов, Батчаев и др. являлись сторонниками чеченских сепаратистов и действительно хотели осуществить взрывы в Москве и Волгодонске. Но взрывы не жилых домов, а военных и административных объектов. При этом, как предполагает альтернативная версия, агенты ФСБ ввели их в заблуждение и использовали перевозимую ими взрывчатку для подрыва домов.

Версию Литвиненко-Фельштинского поддержал Борис Березовский, профинансировав на 25 % создание документального фильма «Покушение на Россию» в 2002 году по книге Литвиненко-Фельштинского на видеоматериалах НТВ, реконструкции событий и журналистских расследованиях. Подробности, касающиеся ФСБ и её роли во взрывах, содержатся и в другой книге Литвиненко «ЛПГ (Лубянская преступная группировка)».

Эту версию изучали французские журналисты Жан-Шарль Деньо и Шарль Газель, которые провели собственное расследование. Фактическое обоснование версии дала книга «ФСБ взрывает Россию», написанная находившемся на содержании Березовского бывшим офицером ФСБ Александром Литвиненко в соавторстве с историком Юрием Фельштинским. По собственному признанию Фельштинского, эту книгу издавали на Западе «неохотно», поскольку издатели сомневались в её достоверности.

Сергей Юшенков, Александр Литвиненко, Юрий Фельштинский, Михаил Трепашкин и некоторые другие сторонники этой версии были связаны с Борисом Березовским, политическим оппонентом действующего президента России, неоднократно выражавшим своё намерение сменить российский режим и находящемся в федеральном розыске по обвинению в мошенничестве, отмывании денег, попытке насильственного захвата власти. Борис Березовский профинансировал на четверть фильм «Покушение на Россию» и выкупил права на показ российского варианта. Он также профинансировал издание книги «ФСБ взрывает Россию». Как отмечает BBC, многие обозреватели выражают сомнение в правдоподобности версии о причастности ФСБ к взрывым домов и связывают её возникновение с политической деятельностью Березовского, находящегося в жёсткой оппозиции к президенту Путину. По мнению многих журналистов, своими заявлениями о причастности ФСБ к взрывам Березовский пытается не дать российской общественности забыть о себе, одновременно пытаясь обезопасить себя от посягательств со стороны российских властей. По утверждению Никиты Чекулина, который одно время был близок к Березовскому, последний «абсолютно точно знал о непричастности ФСБ к взрывам».
В мае 2000-го Никита Чекулин был назначен и. о. директора НИИ «Росконверсвзрывцентр». Этот институт занимался проблемами утилизации боеприпасов. Их получали из воинских частей и направляли в промышленность. Когда Н. Чекулин приступил к делам, вскрылись дикие вещи. Оказалось, что никакого контроля над оборотом взрывчатки нет. За год около 11 тысяч тонн её исчезало в неизвестном направлении. Вместо того чтобы разбираться с обнаруженными фактами, МВД начало травлю Чекулина.

Спасаясь от «оборотней в погонах», он выехал в Великобританию.

Два года, с марта 2002-го по апрель 2004-го, он входил в ближайшее окружение Березовского, который всячески опекал «опального». Так Никита Чекулин стал свидетелем многих операций, афер и провокаций олигарха, в том числе обвинения Путина и ФСБ во взрывах жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске в 1999 году. А когда он понял, что его, использовав, просто уберут, купил диктофон, на который около года записывал все свои разговоры с Березовским и его ближайшим окружением. Эти факты легли в основу трёх его книг, но большую их часть Чекулин пока не раскрывает.

Роль карачаевских террористов.

Эта версия не отвергает причастности к взрывам Т. Батчаева, Ю. Крымшамхалова и А. Гочияева, но полагает, что они были использованы на вторых ролях и «втёмную». В этом она основывается на утверждениях Ю. Фельштинского и А. Литвиненко о том, что ими были получены письма и заявления от Т. Батчаева, Ю. Крымшамхалова и А. Гочияева. Некоторыми лицами ставится под сомнение существование этих писем и заявлений.

Утверждение А. Литвиненко и Ю. Фельштинского о получении ими письма Т. Батчаева и Ю. Крымшамхалова

В 2002 году А.Литвиненко и Ю. Фельштинский заявили, что получили письмо от имени Тимура Батчаева и Юсуфа Крымшамхалова. Согласно этому письму, Батчаев и Крымшамхалов участвовали только в транспортировке взрывчатки, полагая, что она будет использована для подрыва административных зданий и военных объектов. В письме утверждается, что с Басаевым и Хаттабом они никаких связей не имели, и по собранной ими (на деле, по мнению Ю.Фельштинского — расследованием чеченских боевиков) информации, операция по осуществлению взрывов домов была организована лично директором ФСБ Николаем Патрушевым, куратором программы взрывов являлся Герман Угрюмов, согласно письму, ликвидированный затем самой ФСБ (Угрюмов в 1999 — заместитель директора ФСБ РФ, руководитель Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом; умер 31 мая 2001 в Ханкале, по официальной информации, от сердечного приступа); общее число членов группы составляло более тридцати человек; как руководителей среднего звена они знали: 1) подполковника, татарина по национальности, «Абубакара» (псевдоним); 2) полковника, русского по национальности, «Абдулгафура» (псевдоним), которого они предположительно отождествляют с Максимом Лазовским.

Никита Чекулин в 2007 году утверждал, что это письмо от имени Т. Батчаева и Ю. Крымшахалова было сфальсифицировано Юрием Фельштинским. Ранее в 2002 году в Лондоне Чекулин заявлял, что был завербован ФСБ и обнаружил хищения гексогена институтом Министерства образования России в 1999—2000 годах. На пресс-конференции, организованной Березовским, он подтвердил версию о причастности ФСБ к организации терактов. Позже в 2006 году Чекулин сообщил, что сделал заявление в Лондоне под давлением Березовского.

Утверждения Ю. Фельштинского о получении им заявлений А. Гочияева.

3 марта 2003 года и 14 марта 2005 года в «Новой газете» были опубликованы статьи, в которых утверждалось, что Ю. Фельштинский получил через посредника заявления от имени А. Гочияева. Согласно тексту этих заявлений, А. Гочияев признался, что арендовал подвалы в нескольких московских зданиях, в том числе в тех, где произошли взрывы. Согласно тексту заявлений от имени А.Гочияева, он сделал это по просьбе Рамазана Дышекова, хорошо знакомого ему ещё со школьной скамьи; А. Гочияев утверждает, что Дышеков являлся скрытым агентом ФСБ. А.Гочияев полностью отрицает свою причастность к организации взрывов. В заявлениях от имени Гочияева утверждалось, что он сам позвонил в милицию после второго взрыва и сообщил о дополнительных складах в Капотне и на Борисовских Прудах. По информации же газеты «Коммерсантъ», проведшей собственное расследование, о складе на Борисовских прудах сообщили риелторы (и не в милицию, а в ФСБ), у которых Лайпанов, разыскиваемый по подозрению в совершении терактов, снимал помещения. Сотрудники правоохранительных органов обнаружили на складе 50 мешков со взрывчаткой общим весом 2,5 тонны и шесть запрограммированных таймеров. При этом в заявлениях от имени Гочияева ни словом не упоминается о том, что помещения арендовались на фамилию Лайпанов, паспорт которого использовался при аренде (Лайпанов погиб за несколько месяцев до терактов). А.Литвиненко предложил членам общественной комиссии С.Ковалева проверить записи звонков в милицию и номера собеседников Гочияева в день взрыва на Гурьянова. Комиссия поручила проверку Михаилу Трепашкину. Проверка произведена не была.

В июле 2002 года ФСБ России обратилась к британским спецслужбам с просьбой допросить А. Литвиненко по поводу его связей с А. Гочияевым; Литвиненко заявил, что готов дать показания в соответствии с законом, но полиции, а не спецслужбе MI5, что он как бывший офицер спецслужб считает некорректным.

Обещанные Ю.Фельштинским видеозаписи заявлений А.Гочияева так и не были предоставлены общественной комиссии С. Ковалёва. В 2003 году ответственный секретарь комиссии Лев Левинсон заявил, что была предоставлена «только стенограмма, неизвестно кем напечатанная. Плёнки нам долго обещали предъявить, но уже больше года прошло, а воз и ныне там».

Фотографии Ачемеза Гочияева и Хаттаба.

На официальном сайте ФСБ были размещены несколько фотографий Гочияева (который по данным следствия является организатором терактов), в том числе групповое фото Гочияева с Хаттабом (по версии следствия — заказчик терактов). «Эти фотографии взяты из найденного в ходе оперативно-розыскных мероприятий на территории Чечни личного компьютера чеченского боевика, находящегося в настоящее время в розыске», — пояснили в ФСБ. В июле 2002 года Александр Литвиненко заявил, что групповое фото является фотомонтажом, а следовательно, фальшивкой. Такое заключение он якобы получил от британского эксперта Джефри Джона Оксли. Сам эксперт заявил, что на фотографиях из семейного альбома Гочияева и на фотографиях из розыска ФСБ изображен один и тот же человек, что же касается фото с Хаттабом, то эксперт всего лишь навсего затруднился дать определённый ответ. «Человек Б здесь в шапке, надвинутой на брови, а также с густой бородой, а сама фотография очень низкого качества, поэтому нельзя с уверенностью сказать, что этот тот же самый человек, что на других фотографиях», — сказал эксперт. На вопрос журналистов, можно ли считать это фото подделкой, он ответил: «Ни в коем случае. Просто фотография плохого качества. В этом нет никакого криминала».

Прочие утверждения сторонников версии.

Сторонники версии считают, что рязанский инцидент был подготовкой ФСБ очередного взрыва жилого дома;

Сотрудница юридической фирмы «Деловая компания» Татьяна Королёва, которая помогала Ачемезу Гочияеву с регистрацией документов его фирмы «Бранд-2» (от имени этой фирмы снимались в аренду склады во взорванных домах, в эти склады завозилась взрывчатка). Допрашивая сотрудников «Деловой компании», следователи узнали, что Королева не только оформляла документы Гочияеву, но и была его любовницей. Королёва была задержана в ночь на 13 сентября 1999 года. Но когда сотрудники правоохранительных органов приехали к ней домой, Гочияева там уже не было. Газета «Коммерсант» предположила, что в это время он находился на Каширском шоссе, в том самом доме, где была заложена бомба. Королева сказала, что у её сожителя возникли какие-то деловые проблемы и он велел ей на время уехать из Москвы. «Я знала, что он пользуется чужими документами и подозревала что-то неладное, но он меня в свои дела не посвящал», заявила она. Допрос решили продолжить на следующий день, а Королеву отправили в изолятор и утром 13 сентября отпустили. Ещё через несколько дней она исчезла и была объявлена в розыск. Газета «Коммерсант» в октябре 1999 года писала, что по оперативным данным Королева находится в одном из горных районов Чечни, где скрываются супруги Гочияевы.

Один из судебных процессов по делу о взрывах домов (над террористами Деккушевым и Крымшамхаловым) был закрытым.
Некоторые вопросы, поднятые в книге Литвиненко и Фельштинского и в публикациях «Новой газеты», остались без ответа официальных властей.
1 октября 2003 года директор московского «Киноцентра» В. Медведев отменил запланированный показ фильмов о Чечне, среди которых были «Покушение на Россию», «Правдивые рассказы: война Бабицкого», «Убийство с международного согласия» и «Террор в Москве». В.Медведев заявил, что ряд зарубежных фильмов имеют антироссийскую направленность и неприемлемы для показа в «Киноцентре».
По утверждению «Новой газеты», 29 декабря 2003 года группа милиционеров конфисковала более 4000 экземпляров книги «ФСБ взрывает Россию» на въезде в Москву.

Мнение жителей России о версии.

В начале 2002 года «Левада-центр» провёл социологический опрос, задав респондентам вопрос: «Недавно В Россию был привезён и показан журналистами фильм, снятый при поддержке Бориса Березовского, который позволяет, что взрывы домов в Москве и Волгодонске в 1999 году были организованы российскими спецслужбами. Что вы лично думаете по этому поводу?». 6 % ответили, что взрывы были организованы российскими спецслужбами, 37 % ответили, что причастность спецслужб к взрывам не доказана, но исключать её не следует, 38 % ответили, что исключена любая причастность спецслужб к взрывам, остальные затруднились ответить.

Комментарии к фильму «Покушение на Россию» и книге «ФСБ взрывает Россию».

Начальник Центра общественных связей ФСБ РФ Андрей Ларюшин заявил, что Федеральная служба безопасности уже не раз давала ответ по всем взрывам и актам терроризма, совершенным на территории России и те, кто подзабыл, могут в любой момент зайти на официальный сайт ФСБ и ознакомиться с итогами расследований. Вступать в спор с частным лицом, коим ныне является Березовский, ФСБ не собирается, отметил Ларюшин. По мнению А.Ларюшина, «уже подзабытый широкой общественностью Березовский с помощью фильма просто надеется привлечь внимание к себе и своей партии». Он, по словам Ларюшина, «ждет не дождется, когда спецслужбы и официальные лица включатся в полемику по поводу взрывов, причём неважно, будут его ругать или хвалить — главное, чтобы имя Березовского и либеральной партии было у всех на слуху».

Мэр Москвы Юрий Лужков заявил, что версия о причастности российских спецслужб к терактам — ложь. Он высказал мнение, что причастность силовых структур и ФСБ к этим взрывам «нельзя даже рассматривать». Лужков отметил, что он сам принимал «активное участие в анализе причин произошедших терактов и ликвидации их последствий» и усматривает в них «так называемый чеченский след». «Природа этих терактов известна. По оперативным данным, которыми располагала ФСБ России на тот момент, были даже установлены личности людей, их осуществившие. Это, конечно, Чечня», сказал Лужков. Лужков высказал мнение, что таким образом Борис Березовский «решил вновь проявить себя на политической арене».

Председатель правления РАО ЕЭС Анатолий Чубайс заявил, что не верит обвинениям, выдвинутым Березовским. По словам Чубайса, «как человек, который знает российскую власть очень хорошо, я могу сказать, что российские спецслужбы не могли отдать команду на организацию взрывов. Я вообще в это не верю. Березовский борется до конца, это в его стиле, я очень хорошо его знаю».

Правозащитник Сергей Ковалёв: «Фельштинский, Литвиненко утверждают: ФСБ взрывает Россию. Мне не хочется в это верить, но я стараюсь быть непредвзятым человеком и я эту версию тоже не исключаю. Я никакую не исключаю, ни чеченского следа, ни следа ФСБ, ни каких бы то ни было промежуточных вариантов, а они тоже могут быть. Опыт показывает, что это часто бывает. Я, вообще, не большой сторонник теории заговоров. А ведь версия Литвиненко и Фельштинского чистый заговор. Но что бы ни казалось тебе предпочтительным, я полагаю, что расследователь обязан держаться золотого правила научных работников, это сродни. Не должно быть более резкого и более придирчивого критика гипотезы, нежели автор этой гипотезы. Уж он-то владеет всеми деталями. И он должен стремиться убить свою гипотезу, уничтожить её. А если ему не удастся, он вздыхает с облегчением и говорит: Ну вот, теперь это не гипотеза, теперь это доказанная вещь, теперь это теория, по крайней мере. Такого стремления со стороны авторов книги просто не видно. Я не стану уж говорить о том, что в самой книге, по тем эпизодам, которые мне как участнику хорошо известны, невероятное количество фантазии. Например, Буденновск. Это чистый вымысел, и ни одной ссылки, заметьте. Так не пишутся серьёзные книги, претендующие на достоверность».

Журналист Максим Соколов: «Соратники Б. А. Березовского историк Ю. Г. Фельштинский и полковник-чекист А. П. Литвиненко опубликовали книгу, отрывки из которой пропечатали в спецвыпуске „Новой газеты“, неопровержимо доказывающую, что в сентябре 1999 года жилые дома в Москве взрывали кровавые чекисты по указанию В. В. Путина. Однако сенсации и следующего за ней взрыва народного гнева не произошло. Отчасти помешали некоторые логические изъяны версии, не объясняющей, каким образом можно учинить злодейство, требующее привлечения сотен исполнителей, и при этом избежать какой бы то ни было утечки информации (доказательства историка и чекиста строятся исключительно на рассуждении „Кому выгодно?“) — хотя очевидно, что на такую информацию нашлось бы очень много покупателей. Отчасти сработало недостаточное доверие к источнику — Борису Абрамовичу и „Новой газете“ верят только те, кто очень хочет верить всему, что они скажут, иные же граждане по отношению к данным безукоризненным источникам правды склонны проявлять необъяснимую брезгливость».

Журналист «Новой газеты» Вячеслав Измайлов, неоднократно бывавший в Чечне: «То, что говорит Березовский об участии ФСБ во взрывах в Москве и Волгодонске, — это ложь. У меня нет доказательств по всем взрывам, но по некоторым есть. Я знаю, что эти взрывы устроили бандиты».

По мнению Вив Гроскоп, опубликованному в британском журнале The Observer, книга «ФСБ взрывает Россию» неубедительна. Гроскоп пишет, что из-за отсутствия прозрачности в книге её трудно читать как что-то большее, чем просто теорию заговора.

Роберт Сёрвис, газета Sunday Times: «Яркое осуждение Путинского режима».

Олег Гордиевский, газета The Times: «Чтобы узнать, кто хотел убить Александра Литвиненко, достаточно прочитать его книгу „ФСБ взрывает Россию“».

Версия Михаила Трепашкина.

В сентябре 1999 года в СМИ был опубликован фоторобот человека, арендовавшего склад на первом этаже дома на улице Гурьянова, в котором произошёл взрыв.

11 ноября 2003 года Михаил Трепашкин впервые публично заявил, что в этом фотороботе он опознал Владимира Михайловича Романовича. Как утверждает Трепашкин, Романович являлся сотрудником ФСБ. По словам Трепашкина, спустя полгода после взрывов он узнал, что Романовича, который к тому времени выехал на Кипр, задавила машина.

23 сентября 2009 года «Новая газета» писала:

Автор текста, опубликованного 9 сентября с.г. под названием «У сомнений нет срока давности», и редакция просят у читателей, и в первую очередь у вдовы Владимира Романовича, извинения за нижеследующее. Из изложенного в статье под рубрикой «Второй вопрос» следует, что якобы работавший на ФСБ Романович погиб на Кипре в 2000 году. По полученным нами после публикации данной статьи юридически достоверным текстам свидетельств о его смерти (источник — органы власти Республики Кипр), следует, что смерть Романовича наступила в апреле 1998 года. Поэтому правомерность версии (от кого бы она ни исходила) о причастности В. М. Романовича к событиям осени 1999 года приобретает практически мистический характер. Мы считаем необходимым принести свои извинения семье покойного за то, что хотя косвенно и с большим скепсисом, но упомянули его имя в контексте взрывов домов в 1999 году и возможных связей этого человека с ФСБ России.

По словам Трепашкина, он продолжал расследование, и появились новые улики.

Версия Татьяны и Алёны Морозовых, Андрея Некрасова.

Версии о причастности российских властей к взрывам домов придерживаются сёстры Татьяна и Алена Морозовы, проживавшие в доме на улице Гурьянова, в котором произошёл взрыв. В своём обращении к президенту России Дмитрию Медведеву они потребовали проведения независимого расследования взрывов жилых домов.

На фестивале независимых документальных фильмов Сандэнс в 2004 году была показана работа российского режиссёра Андрея Некрасова «Недоверие». Фильм воссоздаёт хронологию истории Татьяны и Алёны Морозовых, двух российско-американских сестёр, потерявших свою мать при взрыве дома на улице Гурьянова и решивших найти тех, кто это совершил.

Версия Дэвида Сэттера.

Версию о причастности российских властей к взрывам домов отстаивает бывший корреспондент «Financial Times» в Москве Дэвид Сэттер в своей книге «Тьма на рассвете: Взлёт Российского Уголовного Государства», опубликованной издательством Yale University Press. В России эта версия расследуется изданием Новая газета.

В начале февраля 2008 года о причастности Владимира Путина к взрывам домов заявил главный научный советник британского правительства сэр Дэвид Кинг: «Могу сказать вам, что за взрывы несет ответственность Путин, — заявил он. — Я видел доказательства. Если бы не взрывы, Путин никоим образом не выиграл бы на выборах. До них рейтинг его поддержки составлял 10 %. После них рейтинг взлетел до 80 %».

Версия Константина Борового.

По утверждению бывшего депутата Константина Борового, одной из спецслужб ему был передан «очень серьезный документ» доказывающий, что взрывы домов организуются ФСБ, однако, назвать имена он отказался, а предъявить документ затруднился.

Предполагаемое преследование сторонников неофициальных версий.

Скотт Андерсон.

Непосредственно после взрывов самые разные представители российского общества выражали сомнения в официальной версии случившегося. Один за другим эти голоса умолкали. В последние годы целый ряд журналистов, занимавшихся расследованием случившегося, были либо убиты, либо умерли при подозрительных обстоятельствах - как и двое депутатов Думы, участвовавших в работе комиссии по расследованию терактов. На данный момент почти все, кто в прошлом выражал отличную от официальной позицию по этому вопросу, либо отказываются от комментариев, либо публично отреклись от своих слов, либо мертвы.

Сергей Юшенков, Юрий Щекочихин, Отто Лацис.

Два члена общественной комиссии под председательством Ковалёва, депутаты Госдумы Сергей Юшенков и Юрий Щекочихин погибли в 2003 году. В организме Щекочихина, в частности, обнаружен ядовитый фенол, который не должен находиться в организме человека. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, причина смерти Юрия Щекочихина — тяжёлая общая интоксикация, выразившаяся в синдроме Лайелла.

Суд присяжных нашёл Михаила Коданёва виновным в убийстве Сергея Юшенкова с целью устранить политического конкурента, и 18 марта 2004 года Коданёв был осужден. Коданёв являлся сопредседателем лояльного Борису Березовскому крыла партии «Либеральная Россия». Этот приговор поддержали семья Юшенкова и его коллеги по партии «Либеральная Россия».

Расследование по делу о смерти Щекочихина проводил следственный комитет при прокуратуре РФ. Московские следователи отмечали, что картина смерти Щекочихина и бывшего работника ФСБ, эксперта комиссии Литвиненко — практически одна и та же. Главный редактор «Новой газеты» и начальник Щекочихина Дмитрий Муратов связывал смерть журналиста не со взрывами, а с делом торговых домов «Гранд» и «Три кита», в которые замешано ФСБ. Он утверждал, что «за несколько дней до ухудшения самочувствия Щекочихин запланировал поездку в Нью-Йорк: 19 июля он должен был встретиться с сотрудниками ФБР, которые хотели передать российскому журналисту оригиналы документов об отмывании денег через Bank of New York», имеющих отношение к делам «Гранда» и «Трёх китов», расследованием которых активно занимался Щекочихин.

Ответственный секретарь общественной комиссии по расследованию взрывов правозащитник Лев Левинсон заявил, что не связывает смерть Сергея Юшенкова и Юрия Щекочихина с их работой в этой комиссии.

После событий, произошедших с депутатами, в ноябре того же 2003 года получил закрытую черепно-мозговую травму в результате нападения член комиссии Отто Лацис, у него украли записную книжку, мобильный телефон. Через два года, 3 ноября 2005 года Лацис умер в возрасте 71 года в больнице после автомобильной аварии. Лечение протекало успешно, и намечался прогресс, но потом «в его теле произошла непредвиденная катастрофа». Секретарь российского Союза журналистов отметил, что на Лациса было совершено несколько нападений, и выразил недоумение, «кому все это было нужно».

Михаил Трепашкин.

Юрист комиссии С. Ковалёва Михаил Трепашкин был арестован в октябре 2003. Его досрочное освобождение было опротестовано и он был возвращён в колонию. В июне 2006 года адвокат Трепашкина Сергей Кузнецов направил заявление в Генеральную прокуратуру РФ, о том, что руководители колонии № 13 Нижнего Тагила угрожали его подзащитному убийством, ссылаясь на высших чинов Главной военной прокуратуры РФ и ФСБ. Адвокат утверждал, что Трепашкину принудительно вводят психотропные средства. По мнению адвокатов Трепашкина, причиной ареста стало то, что он представлял потерпевших на судебных процессах по взрывам и его собственное расследование терактов. За день до своего ареста Трепашкин передал информацию о том, что он опознал В.Романовича в фотороботе человека, снимавшего склад на ул. Гурьянова.

Михаил Трепашкин стал известен после того, как 18 ноября 1998 года принял участие в пресс-конференции, на которой бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко и его коллеги заявили, что по приказу руководства ФСБ должны были организовать убийство Бориса Березовского и его самого. Обвинение Трепашкину было выдвинуто в связи с хранением дома служебных документов.

Александр Литвиненко, Анна Политковская
В 2006 году были убиты расследовавшая теракты в 2004 году журналист Анна Политковская, а также соавтор книги «ФСБ взрывает Россию» (2001 год), бывший работник ФСБ Александр Литвиненко.

Внутрироссийская реакция.

10 сентября 1999 года Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй осудил действия организаторов взрыва на улице Гурьянова, назвав их «недостойными методами ведения войны», и добавил, что «ничего общего религия с бандитами не имеет».

13 сентября 1999 года представители чеченской общины в Москве осудили действия террористов, причастных ко взрывам домов в Москве.

Международная реакция.

В сентябре 1999 года министр внутренних дел Израиля Натан Щаранский заявил, что «взрывы здесь и взрывы там производит наш общий враг», то есть исламские экстремисты, и Израиль готов объединить с Россией усилия в борьбе с этим злом.

В сентябре 1999 года в Новой Зеландии прошёл саммит стран — членов Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества. В рамках саммита прошла встреча председателя правительства России Владимира Путина с президентом США Биллом Клинтоном. В разговоре с Путиным Клинтон провёл параллель между взрывами домов в Москве и ударами по государственным учреждениям США в Африке.

13 сентября 1999 года министр обороны США Уильям Коэн осудил взрывы жилых домов в Москве, назвав происходящее «актом терроризма, направленного против ни в чем не повинных мирных граждан».

14 сентября 1999 года представитель министерства обороны США Д.Куигли заявил, что США готовы помочь России в расследовании терактов в Буйнакске и Москве, если российские власти обратятся за такой помощью.

13 сентября 1999 года президент Украины Леонид Кучма заявил, что Украина поддерживает действия российских властей в борьбе с террористами и осуждает любые проявления терроризма, «где бы они не происходили и чем бы они не оправдывались». Кучма отметил, что землетрясения в Турции и Греции продемонстрировали тот факт, что человечеству пока не под силу защититься от природных катастроф, но он считает абсолютно недопустимым, чтобы люди погибали вследствие действий террористов, как это случилось в России.

Память о погибших.

4 сентября 2000 года в Буйнакске на месте взрыва был открыт памятник его жертвам.

В 2000 году на месте взрыва на улице Гурьянова был установлен памятный знак. В соответствии с постановлением Правительства Москвы от 8 августа 2000 года № 622 недалеко от обрушившегося дома было начато строительство храма-часовни в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость». Строительство велось за счёт пожертвований физических и юридических лиц города Москвы. В 2004 году храм был открыт.

На месте взрыва на Каширском шоссе был возведён мемориал жертвам этого теракта.

В Волгодонске был открыт сквер памяти жертвам террористического акта 16 сентября 1999 года.

Хронология событий июня-октября 1999 года.

Вторжение боевиков в Республику Дагестан (1999).

18 июня — со стороны Чечни совершены нападения на 2 заставы внутренних войск на дагестано-чеченской границе, а также нападение на казачью роту в Ставропольском крае. Российское руководство закрывает большую часть КПП на границе с Чечнёй.
23 июня — обстрел со стороны Чечни заставы внутренних войск у села Первомайское Хасавюртовского района Дагестана.
23 июля — чеченские боевики напали на заставу внутренних войск на территории Дагестана, защищающую Копаевский гидроузел. В МВД Дагестана заявили, что «на этот раз чеченцы провели разведку боем, и вскоре начнутся крупномасштабные действия бандформирований по всему периметру дагестано-чеченской границы».
29 июля — Аслан Масхадов обвинил в обострении напряжённости на чечено-дагестанской границе западные спецслужбы.
1 августа — дагестанские ваххабиты и поддержавшие их чеченцы объявили, что в Дагестане вводится шариатское правление.
2 августа — начало столкновений в Цумадинском районе Дагестана между местными ваххабитами и переброшенной из Махачкалы милицией.
7 августа — со стороны Чечни совершено массированное вторжение в Дагестан чеченских боевиков под общим командованием заместителя главнокомандующего вооружённых сил ЧРИ Басаева и полевого командира Хаттаба (400 человек).
9 августа — руководители Шуры мусульман Чечни и Дагестана Шамиль Басаев, Докку Умаров, Хаттаб, Адалло Мухаммед объявили о создании независимого исламского государства Дагестан, в состав которого вошли захваченные боевиками селения Цумадинского и Ботлихского районов. На территории Чечни начала работу подпольная телестудия, которая стала транслировать на Хасавюртовский и Кизилюртовский районы Дагестана видеосъёмки событий в Ботлихском и Цумадинском районах, призывы к джихаду и другие пропагандистские материалы ваххабитского толка.
9 августа — отставка С.Степашина с поста председателя российского правительства и назначение вместо него В.Путина.
10 августа — президент ЧРИ Масхадов заявил, что в Дагестане воюют только дагестанцы и что граждане Чечни не участвуют в нападении, «хотя несколько заблудших и могут быть там». Отвечая на вопрос об отношении к «Декларации о независимости Дагестана», принятой «Исламской шурой Дагестана», Масхадов заявил, что это чисто внутреннее дело России и Дагестана, к которому Чечня не имеет никакого отношения. Он не смог объяснить участие в боевых действиях в Дагестане граждан Чеченской Республики Шамиля Басаева, его брата Ширвани, Хаттаба, Хункера Исрапилова и других чеченских полевых командиров.
12 августа — замглавы МВД РФ И.Зубов сообщил, что президенту ЧРИ Масхадову направлено письмо с предложением провести совместную с федеральными войсками операцию против исламистов в Дагестане. Он также предложил Масхадову «решить вопрос о ликвидации баз, мест складирования и отдыха незаконных вооружённых формирований, от которых чеченское руководство всячески открещивается».
14 августа — бывший президент ЧРИ Яндарбиев, возглавляющий союз «Кавказская Конфедерация» и Организацию исламского единства Кавказа, заявил, что «разворачивающиеся в Дагестане события могут стать решительным и основным этапом на пути освобождения Кавказа». Он призвал мусульман Кавказа поддержать «Дагестанский джихад», заявив, что «не будет пощады тем, кто не осознает свои ошибки и не займёт активную позицию на стороне мусульман».
16 августа — выступая на митинге в Грозном, А. Масхадов обвинил в дестабилизации положения в Дагестане руководство России. По его словам, дагестанский конфликт разворачивается по «сценарию Москвы», которая ищет повод для силового давления на Чечню. Масхадов ввёл в Чечне военное положение сроком на 30 дней, объявил частичную мобилизацию резервистов и участников Первой чеченской войны.
16-24 августа — жители ряда селений Наурского и Шелковского районов Чечни провели митинги с требованием к руководству Ичкерии «отмежеваться от деятельности экстремистов и силой вытеснить их с территории Чечни».
18 августа — в Грозном состоялся съезд полевых командиров и участников Первой чеченской войны, в котором участвовали Масхадов, Яндарбиев, Басаев и другие деятели Ичкерии. Басаев обратился к собравшимся с призывом поддержать «борьбу за веру» в Дагестане. Большинство полевых командиров, воздержавшись от участия в боевых действиях в Ботлихском районе, предоставили, однако, помощь боеприпасами, медикаментами и транспортом.
24 августа — отряды чеченских боевиков под давлением российских войск вынуждены отойти в Чечню.
25 августа — российская авиация наносит удар по базам боевиков в Чечне. Командование федеральных сил заявляет, что «оставляет за собой право наносить удары по базам боевиков на территории любого северокавказского региона, включая и Чечню».
29 августа — начало операции федеральных сил против Карамахи и Чабанмахи (Буйнакский район Дагестана), которые контролировались ваххабитами, ещё в августе 1998 г. провозгласившими там шариатское правление. А.Масхадов своим указом вывел М.Удугова из состава Совета безопасности ЧРИ, ввиду того, что, по его мнению, Удугов «превратился в проводника широкомасштабной идеологической диверсии против чеченского государства» и своей поддержкой вторжения в Дагестан «поставил под угрозу разрыва братские отношения с Дагестаном».
31 августа — взрыв в Москве в торговом центре «Охотный ряд».
4 сентября — в 21:45 совершён взрыв грузовика рядом с жилым домом в Буйнакске. В результате теракта погибло 64 человека.
5 сентября — отряды чеченских боевиков под командованием Басаева и Хаттаба вновь входят в Дагестан, «с целью ослабить давление военно-милицейских сил на восставшие села Карамахи и Чабанмахи в Кадарской зоне».
6 сентября — бомбардировки райцентра Ножай-Юрт и ряда окрестных сёл в Чечне российской авиацией.
7 сентября — в Дагестане объявлена всеобщая мобилизация мужского населения. На заседании Совета безопасности РФ принято решение об изменении федеральной политики по отношению к Чечне. Премьер В. Путин, в частности, заявил, что правительство должно «избавиться от синдрома вины» за чеченскую войну и пересмотреть хасавюртовскую политику. Он заявил, что «Чечня ведёт против России открытую войну». Авианалеты на чеченские райцентры Ножай-Юрт и Ведено.
9 сентября — взорван жилой дом на улице Гурьянова в Москве. Погибло 109 человек.
11 сентября — Масхадов объявил в Чечне всеобщую мобилизацию.
12 сентября — вывод сил боевиков из Новолакского района. Сёла Новолакского района занимаются федеральными силами. Чеченские боевики окончательно изгнаны с территории Дагестана.
12—18 сентября — артиллерийские обстрелы и воздушные бомбардировки ряда населенных пунктов Чечни.
13 сентября — взрыв дома на Каширском шоссе в Москве. Убито 118 человек. А. Масхадов заявляет об угрозе российской агрессии и призывает население строить оборонительные сооружения. Одновременно он заявляет, что предлагает российскому руководству помощь правоохранительных органов ЧРИ в обнаружении и задержании террористов.
14 сентября — в приграничных районах Чечни объявлена мобилизация.
16 сентября — взорван жилой дом в Волгодонске. Масхадов заявил, что «Чечня стала разменной картой в руках мировых держав, стремящихся стать хозяевами Кавказа и выдавить отсюда Россию». Он осудил участие чеченских полевых командиров в дагестанском конфликте, обвинив их в предательстве собственного народа.
18 сентября — федеральными силами блокирована чеченская граница со стороны Дагестана, Ингушетии и Северной Осетии.
20 сентября — в ингушской столице Магас происходит встреча Масхадова с лидерами Ингушетии и Северной Осетии Р. Аушевым и А. Дзасоховым. Масхадов категорически осуждает терроризм, осуждает теракты в Москве, договаривается с коллегами о совместных действиях для предотвращения новой войны и просит их об организации встречи с В. Путиным. Однако Путин отвергает эту встречу на том основании, что «руководство Чечни не осудило теракты в РФ и не выразило соболезнование родственникам погибших».
22 сентября — объявлено о том, что в одном из домов в Рязани найдены мешки со смесью, первичный экспресс-анализ которых показал наличие взрывчатого вещества. Возбуждается уголовное дело по ст. 205 ч.1 (покушение на терроризм). Однако пробный подрыв трёх килограммов вещества, взятого из мешков, оказался неудачен — взрыва не произошло.
23 сентября — объявлено, что экспертиза показала отсутствие в «рязанских» мешках взрывчатки.
23 — 25 сентября — бомбардировки Грозного и его окрестностей.
24 сентября — директор ФСБ Николай Патрушев заявляет, что в Рязани проводились учения. Владимир Путин во время визита в Астану заявляет: «Российские самолёты наносят удары исключительно по базам террористов. Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту — в аэропорту. Если мы их найдём, вы уж меня извините, в туалете — и в сортире их замочим, в конце концов. Всё, вопрос закрыт окончательно».
27 сентября — Владимир Путин категорически отверг возможность встречи президента России и руководителя ЧРИ. «Никаких встреч ради того, чтобы дать боевикам зализать раны, не будет», — заявил он.
27 сентября — новая бомбардировка Грозного.
30 сентября — начало ввода федеральных войск в Чечню.
1 октября — о доверии Путину заявили 39 % россиян (к концу ноября — 48 %). 14 августа рейтинг составлял 5 %, 28 августа — 12 %. Низкий рейтинг в августе объясняется тем, что для большинства россиян Путин являлся новой политической фигурой, о которой ещё не сложилось определённое впечатление.
21 октября — в результате ракетного обстрела Грозного погибло 137 человек, включая 15 новорожденных и 13 рожениц в центральном роддоме, 61 человек в районе рынка и 40 человек в мечети посёлка Калинин.

Инциденты.

Криминальный взрыв в Волгодонске.

В воскресенье 12 сентября 1999 в городе Волгодонске в подъезде дома номер 23 по улице Энтузиастов прогремел мощный взрыв. Как выяснили прибывшие на место оперативники, взорвалась ручная граната. В подъезде были выбиты стекла, осколками легко ранены трое прохожих, в их числе 10-летний мальчик. Выяснилось, что это было покушение на местного предпринимателя Евгения Кудрявцева, известного как преступный авторитет по кличке Адмирал, владеющий двумя крупнейшими торговыми комплексами. Сообщение о взрыве появилось на лентах информагентств 13 сентября в 11 часов утра.

В понедельник 13 сентября председатель Государственной думы РФ Геннадий Селезнёв на заседании Совета Госдумы заявил: «По сообщению из Ростова-на-Дону, сегодня ночью взорван жилой дом в Волгодонске».

В четверг 16 сентября произошёл известный теракт — взрыв жилого дома в Волгодонске, унёсший жизни 19 человек.

17 сентября, на следующий день после теракта, Владимир Жириновский заявил на заседании Госдумы:

Вспомните, Геннадий Николаевич, вы нам в понедельник сказали, что дом в Волгодонске взорван, за три дня до взрыва. Это же можно как провокацию расценивать: если Государственная Дума знает, что дом уже взорван якобы в понедельник, а его взрывают в четверг (…) Как это произошло: вам докладывают, что в 11 утра в понедельник взорван дом, а администрация Ростовской области не знала о том, что вам об этом доложили? Все спят, через три дня взрывают, тогда начинают принимать меры.

23 октября 1999 года газета «Вечерний Волгодонск» писала:

В местную прессу из центральных СМИ просочилась информация, будто в Госдуме за четыре дня до теракта знали о факте взрыва в Волгодонске. И сам спикер Геннадий Селезнев прочитал записку на эту тему. Как выяснилось, все так, кроме одного — самого взрыва. Речь в записке шла о том злополучном воскресном взрыве, что прозвучал в нашем городе в ходе криминальных разборок, действительно, за четыре дня до теракта. Так развеиваются мифы и проясняются неизвестные широкой общественности факты.

Инцидент в Рязани.

22 сентября 1999 около 21 часа житель дома № 14/16 по улице Новосёлов в Рязани Алексей Картофельников заметил незнакомцев, переносящих тяжёлые сахарные мешки из легковой машины в подвал. Цифровой код региона на госномере машины был заклеен бумагой, а на ней от руки написано число 62 (код Рязанской области). Картофельников вызвал милицию. Приехавшие через несколько минут милиционеры спустились в подвал и обнаружили три мешка по 60 кг каждый. Верхний мешок был вскрыт, в нём находилось вещество, похожее на сахар. Милиционеры доложили о находке в ОВД, вскоре у дома собралось руководство всех силовых структур Рязани и Рязанской области. Жильцов дома отправили в соседний кинотеатр.

Вскоре к дому приехала оперативная группа инженерно-технического отдела муниципальной милиции. Проведённый экспресс-анализ вещества из мешков показал присутствие гексогена. При осмотре содержимого мешков были обнаружены электронные часы, изготовленные в виде пейджера, и три батарейки, соединённые проводами. Время срабатывания устройства было установлено на 05:30 утра. Детонатором служила гильза от охотничьего патрона 12-го калибра, заполненная порохом.

Часть вещества, взятого из мешков, взрывотехники вывезли на свой полигон, расположенный в нескольких километрах от Рязани. Там они попытались подорвать его с помощью детонатора, также изготовленного из охотничьего патрона, но взрыва не произошло. Выдвигались версии причин отсутствия взрыва при попытке подрыва. Газета «Коммерсантъ» писала, что «по предположениям специалистов, террористы неправильно рассчитали пропорции, смешивая взрывчатку с сахаром». «Русский журнал» со ссылкой на мнение оперативников писал, что либо в мешках находился не гексоген, либо его количество было очень незначительным.

В начале 1 часа ночи мешки были вынесены из подвала, утром их отвезли на хранение во двор Главного управления гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций. 23 сентября мешки были отправлены на экспертизу в экспертно-криминалистический центр МВД и в соответствующую лабораторию ФСБ.

Следственным отделением управления ФСБ России по Рязанской области было возбуждено уголовное дело по статье 205 часть 1 УК РФ (покушение на терроризм).

Все службы Рязани были подняты по тревоге; был введен в действие план «Перехват», перекрыты все выезды из города.

23 сентября в 9-часовом выпуске новостей телеканал ОРТ сообщил: «В Рязани сегодня ночью в спешном порядке были эвакуированы жильцы 12-этажного дома в одном из спальных районов города на улице Новоселов. В подвале были обнаружены три мешка с веществом, экспресс-анализ которого показал наличие гексогена. Там же был найден взрыватель, таймер которого был установлен на 5.30 утра. Взрывотехники муниципальной милиции сразу же провели тест на взрывоопасность, но смесь не сдетонировала. Сейчас мешки направлены на экспертизу». В прямом эфире ОРТ начальник Октябрьского РОВД г. Рязани подполковник Сергей Кабашов заявил: «Экспертиза покажет, было ли это взрывчатое вещество или просто муляж».
23 сентября в 11:26 сайт Polit.Ru передал слова представителя рязанского УВД о том, что сейчас ещё рано утверждать о наличии гексогена в найденных в подвале мешках с сахаром.
23 сентября в 13-часовом выпуске программы «Вести» было сообщено: «Взрывотехники муниципальной милиции, провели предварительный анализ и подтвердили наличие гексогена. Сейчас содержимое мешков отправлено в московскую лабораторию ФСБ для получения точного заключения».
23 сентября в 13:14 агентство Cry.Ru, со ссылкой на радио «Эхо Москвы», сообщило: «Представитель управления внутренних дел Рязанской области сообщил журналистам, что в настоящее время проводится тщательная экспертиза трёх обнаруженных в подвале дома мешков. Представитель УВД отметил, что сейчас рано еще говорить о том, что в мешках находилась смесь сахарного песка с гексогеном».
23 сентября в 16-часовом выпуске новостей телекомпания НТВ сообщила, что при экспертизе в подозрительных мешках взрывчатых веществ не обнаружено.
23 сентября около 17 часов председатель правительства России Владимир Путин, находясь в Ростове-на-Дону, заявил: «Что касается событий в Рязани. Я не думаю, что это какой-то прокол. Если эти мешки, в которых оказалась взрывчатка, были замечены — это значит, что все-таки плюс хотя бы есть в том, что население реагирует правильно на события, которые сегодня происходят в стране. Воспользуюсь вашим вопросом для того, чтобы поблагодарить население страны за это. Мы в неоплаченном долгу перед людьми и за то, что не уберегли, кто погиб, и благодарны им за ту реакцию, которую мы наблюдаем. А эта реакция очень правильная. Никакой паники, никакого снисхождения бандитам. Это настрой на борьбу с ними до конца. До победы. Мы обязательно это сделаем».
23 сентября в 19:35 на телеканале НТВ вышла программа «Герой дня», гостем которой был начальник Центра общественных связей ФСБ РФ Александр Зданович. Зданович заявил, что по предварительному заключению, гексогена в мешках, обнаруженных в Рязани, не было.По словам Здановича, взрывателя тоже не было, а были обнаружены «некоторые элементы взрывателя».
24 сентября в 12 часов, выступая на совещании по борьбе с оргпреступностью, глава МВД РФ Владимир Рушайло в числе прочего заявил: «Есть положительные сдвиги. Об этом, в частности, свидетельствует вчерашнее предотвращение взрыва жилого дома в Рязани». Через полчаса после этого заявления Рушайло, директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что ФСБ проводила в Рязани антитеррористические учения и что никакого взрывчатого вещества в мешках не было.

Версия учений.

Сторонники этой версии считают события в Рязани учениями, проводившимися в рамках операции «Вихрь-Антитеррор».

Генеральная прокуратура РФ провела расследование рязанского инцидента. Согласно её заключению, в Рязани проводились именно учения. При первоначальном расследовании экспертиза вещества, находившегося в мешках, производилась путём пробного подрыва на полигоне 3 кг отобранного вещества. Взрыва не произошло. При дополнительном расследовании, назначенном по требованию Генпрокуратуры, было заявлено, что, по данным взрывотехнической экспертизы, «…в мешках находилась сахароза — дисахарид на основе глюкопиранозы и фруктофуранозы. Следов бризантных взрывчатых веществ (тротила, гексогена, октогена, тэна, нитроглицерина, тетрила и пикриновой кислоты) в исследуемом веществе не обнаружено. Исследование часов, элементов питания, патрона, лампы и проводов показало, что эти предметы хотя и составляли единый электронный блок, однако он не пригоден для подачи напряжения при срабатывании будильника часового механизма и не является подрывным устройством.» Также было отмечено, что «…операция в Рязани была спланирована и осуществлена ненадлежащим образом, в частности не был регламентирован вопрос о пределах проведения этого мероприятия, информирование представителей местных органов или правопорядка об учебном характере закладки, в случае её обнаружения, не предусматривалось».

В декабре 2001 года была проведена пресс-конференция управления ФСБ по Рязанской области. На пресс-конференции руководитель управления О. Дуканов дал комментарий к публикациям в «Новой газете» и заявлению Бориса Березовского о причастности ФСБ к взрывам домов и комментарий к рязанскому инциденту. По мнению газеты «Рязанские ведомости», он доказательно опроверг эти публикации в «Новой газете». Разъяснения дал и эксперт Юрий Ткаченко. Эксперт в числе прочего заявил, что во-первых, газовый анализатор при экспресс-анализе не использовался. Во-вторых, по его словам якобы «взрыватель» в рязанских мешках представляет собой охотничий патрон, и он не может подорвать ни один из известных видов взрывчатого вещества.

Версия о причастности ФСБ
Сторонники этой версии считают, что сотрудники ФСБ, закладывавшие мешки, хотели взорвать жилой дом в Рязани.

Утверждения и аргументы сторонников версии:

Согласно статье А.Политковской, 23 сентября пресс-центр МВД сообщил, что при исследовании вещества из мешков обнаружены пары гексогена, а начальник Рязанского УФСБ генерал-майор Сергеев поздравил жильцов со вторым рождением.

23 сентября был нанесен авиаудар по аэропорту в Грозном; в тот же день на пресс-конференции в Астане Путин сказал свою знаменитую фразу о преследовании террористов «в сортире».
Согласно книге Литвиненко и Фельштинского, глава администрации Рязани распорядился закрыть все подвалы в городе и более тщательно проверить арендуемые помещения. Согласно книге Литвиненко и Фельштинского, пресс-секретарь МВД Аксенов сообщил, что министр Рушайло, ознакомившись с ситуацией, дал команду в течение дня вновь проверить в Рязани все подвалы и чердаки и усилить бдительность. Согласно Литвиненко и Фельштинскому, Аксенов заявил, что «исполнение приказа будет тщательно проконтролировано», поскольку «за мелкое разгильдяйство люди могут поплатиться жизнью».
Согласно книге Литвиненко и Фельштинского, в Рязани после того, как было установлено плотное наблюдение за всеми выездами из города, работница переговорного пункта Надежда Юханова заявила, что ей удалось подслушать междугородный разговор с Москвой, в котором адресат разговора посоветовал звонящим выезжать из города по одному, так как «везде перехваты». Согласно книге Литвиненко и Фельштинского, переговоры шли с АТС московского ФСБ.

27 августа 2001 года в «Новой газете» была опубликована статья Александра Литвиненко и Юрия Фельштинского, в которой утверждалось, что Юрий Васильевич Ткаченко, эксперт-взрывотехник, разминировавший устройство, настаивал, что оно было настоящее. Согласно статье, Ткаченко сказал, что обезвреженный детонатор был изготовлен на профессиональном уровне и муляжом не был. Он также сказал, что газоанализатор, проверявший пары из мешков, показал наличие гексогена. По словам Ткаченко, о неправильной работе анализатора не могло быть и речи, так как анализатор был на уровне мировых стандартов, стоил 20 тысяч долларов США и обслуживался специалистом по строгому графику. Специалист проверял анализатор после каждого использования, а также выполнял профилактические проверки. Ткаченко указал, что особая тщательность в работе с прибором была необходима, потому что жизни взрывотехников зависели от надёжности их аппаратов.

Аргументы противников версии:

У российского руководства к лету 1999 года было достаточно причин для решительных мер против Чечни. Это и многочисленные нападения боевиков на соседние с Чечнёй регионы, и массовые похищения людей, включая таких, как генерал Геннадий Шпигун и представитель президента РФ в Чечне Валентин Власов, и угрозы применения силы со стороны лидеров боевиков. Поэтому искусственно создавать повод к войне путём подрыва домов не было нужды.

Использование автомашины с заклеенным бумагой госномером и прилюдная закладка мешков около 21 часа, когда многие возвращаются с работы, является нонсенсом для диверсантов.

«Взрыватель», использованный в Рязани, даже если предположить, что он был боевым, не был предназначен для подрыва того типа взрывчатки, наличие которой в «рязанских мешках» предполагают сторонники версии (сахар в смеси с гексогеном). Для подрыва такой взрывчатки требуется очень мощный детонатор, мощностью примерно 400 грамм в тротиловом эквиваленте. Патрон от охотничьего ружья, заполненный порохом, такую мощность дать не мог.

Версия имитации теракта.

Сторонники этой версии считают события в Рязани попыткой правоохранительных органов инсценировать террористический акт, а затем «раскрыть» его.

Эту версию высказал эксперт аналитического отдела движения «За права человека», историк Евгений Ихлов: «Версия Фельштинского представляется мне крайне маловероятной. (…) В стране безумная паника. Панику нужно канализировать в виде некой мобилизующей энергетики. Для этого нужна победа славных органов с предотвращением теракта и поимкой террористов. По моим данным, в Рязани была сильная чеченская община, криминализованная и ориентированная на рынок. Поэтому найти одного-двух кавказцев с криминальным следом — как показал московский опыт — это вполне решаемая задача. При инсценировке теракта газовый анализатор должен показать наличие паров гексогена, для этого достаточно было напитать сахар этими парами. Взрыватель, естественно, также должен быть совсем не муляжом — отсюда и возникшие впоследствии споры вокруг взрывателя. А дальше произошло непредвиденное. Рязанская милиция сработала значительно лучше, чем от неё ждали. Оперативники вышли на тех, кто действительно закладывал мешки в подвал. Единственным способом избежать скандала в этой ситуации оказалось выдвижение версии об учениях. Решая вопрос, быть им преступниками или дураками, инициаторы ложного теракта предпочли последнее».

Предложение направить парламентский запрос на имя Генпрокурора РФ.

В марте 2000 года депутаты Госдумы от фракции «Яблоко» Сергей Иваненко и Юрий Щекочихин предложили направить парламентский запрос на имя и. о. Генпрокурора РФ по поводу событий в Рязани. Это предложение не нашло достаточной поддержки в Госдуме. За инициативу проголосовали большинство членов фракций «Яблоко», ОВР, СПС, КПРФ, Агропромышленной группы, против — «Регионы России», «Единство» и «Народный депутат».

Уголовное дело по рязанскому инциденту
По утверждению Дарьи Юдиной из «Новой газеты», материалы уголовного дела, возбуждённого УФСБ РФ по Рязанской области, были засекречены.[213]

В начале 2003 года депутат Госдумы Сергей Ковалёв обратился в суд с иском, который состоял из двух частей: в первой С.Ковалев потребовал признать действия Генерального прокурора РФ, отказавшего ему в выдаче процессуальных документов, касающихся учений ФСБ в Рязани в 1999 году, незаконными, во второй — принудить прокуратуру эти документы ему выдать. 4 февраля 2003 года С.Ковалёв сообщил, что Генеральный прокурор Владимир Устинов вручил ему требуемые документы на личной встрече до заседания суда, поэтому вторая часть иска была снята Ковалёвым. 4 февраля 2003 года суд отказал в удовлетворении иска.

Дело Виктора Карпенко.

В ночь с восьмого на девятое января 2000 г. армавирским спасателям пришлось эвакуировать жителей сразу трех городских многоэтажек. Везде приехавшие аварийные бригады увидели свернутые вентили и прикрученные скотчем к газовым трубам электровоспламенительные устройства замедленного действия, состоящие из часового механизма, элемента питания и нитей накаливания. Взрывы во всех трех случаях не произошли благодаря сквознякам. Ровно через неделю, в ночь с 15 на 16 января, тоже в выходной день, история повторилась в другом доме, но к разгерметизированной газовой трубе было прикручено более совершенное устройство. Оно сработало, но, к счастью, никто не пострадал.

1 сентября 2005 г. под стражу взяли бывшего и. о. главы Курганинского района Краснодарского края полковника в отставке Виктора Карпенко, который в 2000—2004 гг. был начальником милиции г. Армавира. Он 19 апреля 2005 г., желая повысить свой рейтинг в предвыборной кампании на пост главы района, сам на себя организовал покушение — в собственной спальне взорвал боевую гранату Ф-1. По этому факту против Карпенко было возбуждено уголовное дело по статье, предусматривающей ответственность за терроризм.

На суде выяснилась причастность Карпенко к «Армавирскому инциденту» 2000 г. Листовки с угрозами в адрес жителей Армавира сочинялись в приемнике-распределителе городского УВД. Здесь же мастерили и взрывные устройства, на установку которых стражи правопорядка выезжали на служебном автомобиле. Вместе с отставным полковником на скамье подсудимых оказались ещё семь человек, четверо из которых честно признались и раскаялись в содеянном. Суд по совокупности статей обвинения приговорил Карпенко за организацию теракта в Армавире и инсценировку собственного покушения в Курганинске — с ложным доносом, лжесвидетельством и незаконным хранением боеприпасов к 22 годам лишения свободы в колонии строгого режима, а также лишил его всех наград и званий.

В ноябре 2007 г. Верховный суд РФ оставил в силе приговор бывшему начальнику армавирской милиции В. Карпенко, обвиняемому в попытке взорвать жилые дома. Ранее появилась информация из сомнительных источников, что Карпенко повесился в тюремной камере. Этот слух официального подтверждения не нашёл. Как 30 января 2007 г. сообщили в пресс-службе УФСБ по Краснодарскому краю, данная информация не соответствует действительности: «Карпенко жив и здоров, он продолжает отбывать назначенное ему судом наказание».

Взрыв жилого дома по адресу пр. Советских Космонавтов, 120 в Архангельске произошёл 16 марта 2004 года в 3.03 по московскому времени. В результате взрыва обвалился 5 подъезд девятиэтажного жилого дома, 58 человек погибло, из них 33 женщины, 16 мужчин и 9 детей, 170 человек были признаны пострадавшими. Один из детей пролежал в коме 3 дня. 25 ноября 2005 года Архангельским областным судом виновным во взрыве был признан 27-летний Сергей Алексейчик, бывший слесарь городской газовой службы. Он был приговорен к 25 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 24 января 2007 года данное решение было подтверждено Верховным судом.

По официальной версии Алексейчик, находясь в нетрезвом состоянии, в отместку за увольнение с работы вскрыл системы газоснабжения в трех жилых домах центра Архангельска. В панельном 9-этажном доме на проспекте Советских Космонавтов это и привело к взрыву и полному обрушению крайнего пятого подъезда. Стоит отметить, что «газовая» версия не была единогласно принята обществом и СМИ, многие отмечали недостаточную объективность и профессионализм в работе следователей.

КОРЯЖМА, 16 марта. Весной 2003 года в Коряжме пытались взорвать 4-этажный двухподъездный дом Коряжма, Котласский район, Архангельская область. 16.03.2004. В связи со взрывом подъезда жилого дома в Архангельске, экстренные меры безопасности приняты в Коряжме. Как сообщила ИА «Русский Север» исполняющая обязанности мэра Алевтина Кудрявцева, в городе работает комиссия по обследованию жилого фонда и объектов жизнеобеспечения, в которую входят сотрудники милиции, газовой и противопожарной службы, жилищно-коммунального хозяйства, управления ГО и ЧС. Вместе с тем, в Коряжме ведется плановая проверка газового хозяйства. Предпринимаемые меры, по словам Кудрявцевой, вызваны еще и тем, что весной 2003 года в Коряжме пытались взорвать 4-этажный двухподъездный дом. Ночью злоумышленники открыли газовые вентили в обоих подъездах и оставили там зажженные свечи. Благодаря бдительности и грамотным действиям одного из жильцов дома взрыв был предотвращен. «В администрации города регулярно собираются комиссии по проверке состояния систем охраны жизнеобеспечения, объектов повышенной опасности, технического состояния зданий, а также объектов особой опасности», - отметила Кудрявцева.

В этом доме проживали на тот момент военнослужащие спецназа ГРУ.

Источники:

Документы -

ОБЩЕСТВЕННАЯ КОМИССИЯ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ВЗРЫВОВ ДОМОВ В МОСКВЕ И ВОЛГОДОНСКЕ И УЧЕНИЙ В РЯЗАНИ В СЕНТЯБРЕ 1999 ГОДА.
Стенограмма слушаний Общественной комиссии по расследованию обстоятельств взрывов домов в городах Москве и Волгодонске и проведения учений в городе Рязани в сентябре 1999 года.
Депутатский запрос директору ФСБ Николаю Патрушеву по поводу учений в Рязани, 8.04.2002.
Ответ ФСБ на депутатский запрос по поводу учений в Рязани, 8 мая, 2002 года.
Ответ Генпрокуратуры на запрос депутата Госдумы А.Куликова, весна 2002 года.
Приговор Московского городского суда по делу Крымшамхалова и Деккушева.
Региональная общественная организация содействия защите прав пострадавших от теракта «Волга-Дон», г. Волгодонск. 16 сентября 1999 года.

Статьи:

Сайт «Террор-99» -
Кто и как взрывал Москву.
Ничего нового про ФСБ и взрывы домов.
Взрывники задержаны, взрывы продолжаются.
На свободе остался только один взрывник.
Полевая кухня.
Материалы обвинения против Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова.
Сентябрьский террор.
Собственное расследование газеты «Коммерсантъ» -
Взрывы домов в Москве и Волгодонске, расследование Новой газеты, архив на январь 2006 года.
Тень Рязани: Кто стоял за странными подрывами российских квартирных домов в сентябре 1999-го? David Satter, The Hudson Institute, 19.04.2002
«Тень Рязани: Законно ли правительство Путина?» David Satter, National Review, 30.04.2002.
«Опасение о плохой услуге начальнику» Moscow Times,11.04.2002, с.8, компьютерный перевод.
«Балийский Хэллоуин» Израэль Шамир.
«Господин Гексоген» Др. Александр Немец и Др. Томас Торда, NewsMax.com, 19.07.2002.
«Господин Гексоген (продолжение)» Др. Александр Немец и Др. Томас Торда, NewsMax.com, 23.07.2002
Джеймстаунский фонд: США предоставляют политическое убежище Алёне Морозовой, компьютерный перевод.
Взрывы, всколыхнувшие Россию 10.08.2002, BBC; компьютерный перевод.
Квартирные бомбы в России: Двое посажены 12 января 2004 года, CNN.
«Критик Путина теряет должность и платформу для запроса», Дуглас Бёрч,Балтимор Сан, 11.11.2003; компьютерный перевод.
Доктор исторических наук В. Кузнечевский «Чью тень скрывают террористы?»
Исламский терроризм пришел в СНГ, Коммерсантъ, 14.09.1999
Басаев и Хаттаб вступили в российскую кампанию, Коммерсантъ, 14.09.1999.
Аслан Масхадов: Россия уже перебрала все средства давления на Чечню, Коммерсантъ-Власть, 21.09.1999.
Аллах и баррель, Коммерсантъ-Власть, 21.09.1999
Владимир Путин — темное восхождение к власти, // Журнал GQ, американское издательство, сентябрь 2009.

Комментариев нет:

Отправить комментарий